предыдущая главасодержаниеследующая глава

Кубачи - родина моя

И в глубине веков, по караванным тропам, разносилась слава Кубачей по многим странам. О моей родине знали в давнюю старину и в Дамаске, и в Стамбуле, и в Багдаде, и в Тегеране.

Древний аравийский путешественник Аль-Масуди писал:

"За Мугиком, по направлению к Сериру находится государство по имени Зирехгеран - слово, означающее кольчужные мастера, так как многие из жителей этого государства - мастера кольчуг, стремян, удил, мечей и других железных вещей... Страна их недоступна, и, благодаря ее недоступности, они защищены от соседних с ними племен".

А вот слова Абу-Хамида Андалузи - другого писателя древности:

"Зирехгераны занимаются изготовлением всякого оружия - кольчуг, шлемов, мечей, копий, ножей, кинжалов и разной медной посуды. Их жены, сыновья, слуги и служанки все занимаются этим ремеслом. Они не имеют никакой религии и не платят никаких податей".

Но это - свидетельства древних. А теперь хочется напомнить слова более близкого по времени человека - Якоба Рейнеггса, путешественника XVIII века:

"Все, даже самые дикие народы Кавказа, относятся к этому племени с особым уважением... так как ни Персия, ни Анатолия не имеют таких умелых мастеров, их изделия всюду находят спрос и дорогую оценку".

Из книг я знаю, что в Кубачи приезжало много разных ученых. Одни из них изучали редкостный промысел моих предков, другие - историю и язык кубачинцев, третьи - архитектурные памятники.

Мои предки ковали мечи, кольчуги и всякие иные доспехи лучше, чем оружейники других стран. А потом они научились украшать оружие. И тут они тоже преуспели. Вернее, не преуспели, а превзошли всех своих соперников на Востоке. Шашки, кинжалы, кремневки, украшенные золотой насечкой, черневым орнаментом необычайной формы и изящества, восхищали многие поколения воинов. Вельможи Востока считали за честь владеть оружием, украшенным кубачинскими златокузнецами.

58. Кинжалы 'Хохоби' и 'Грехилури'. Техника: чернь, глубокая гравировка, рельефная резьба по кости, гаварса, эмаль, филигрань. 1955 г.
58. Кинжалы 'Хохоби' и 'Грехилури'. Техника: чернь, глубокая гравировка, рельефная резьба по кости, гаварса, эмаль, филигрань. 1955 г.

Еще тысячу с лишним лет тому назад в наших горах существовала так называемая "страна Зирехгеран". В переводе с персидского это означает - страна кольчугоделателей. Позже Зирехгеран приобрел название Кубачи. Смысл перевода тот же самый. "Страна Зирехгеран" объединяла несколько аулов, занимавшихся оружейным промыслом и не подчинявшихся никаким ханам и бекам, никому не плативших дани. Там были свои обряды и обычаи, своя религия, отличавшиеся исключительной самобытностью.

Архитектура тоже отличалась необычайным своеобразием. Дома здесь прилеплены друг к другу, стоят друг над другом. Кажется, что это не аул, а одно гигантское многоэтажное здание. В стенах древней крепости, в сторожевых башнях было много рельефных каменных изображений: сражающихся рыцарей, львов, фантастических птиц...

Прежде всего, расскажу о самом ауле и его окрестностях. Кубачи расположен в Сирагинских горах Дагестана, примерно в ста километрах от древнейшего на Северном Кавказе города Дербента. В прежнее время до Кубачей добраться было очень трудно. Потому Аль-Масуди и писал: "Страна их недоступна". Надо преодолеть много ущелий и перевалов, долго вилять по еле заметным каменистым тропам, подниматься к облакам и спускаться в темные долины, прежде чем увидишь сакли моего селения. Совсем недавно автомашины ходили только до районного центра Уркараха. Теперь до Кубачей доедешь на "Волге".

Еще издали Кубачи очерчиваются живописной панорамой: на фоне дальних гор выступают зубчатые строения. Аул не спешит навстречу путнику, чтобы поразить его своими размерами и живописностью. Но вблизи он поражает воображение приезжего. Сакли будто каменным каскадом спускаются по крутому скату Кубачидага. Приехавший с изумлением рассматривает открывшуюся его взору невиданную картину.

Аул когда-то был защищен стенами и башнями - круглыми и прямоугольными. Отдельные башни, приспособленные для жилья и обросшие пристройками, сохранились до наших дней. Как башни, так и фрагменты стен, охватывавших аул, настолько вросли в его организм и растворены в нем, что установить систему фортификационных сооружений теперь невозможно. Проходя по улочкам Кубачи, натыкаешься то на круглую башню с арочным входом, около которого покоится скульптура льва, то на высокую четырехугольную башню, верхний этаж которой был впоследствии приспособлен под мечеть, то на стену, вышедшую на поросшую бурьяном окраину.

Улочки Кубачей узкие, извилистые и часто крутые, зажатые между массивными строениями; стены, сложенные из рваного, а частично из тесаного камня, уходят высоко в небо.

4. На улицах аула
4. На улицах аула

Сидеть возле дома, располагаться на улице группами для беседы не принято. Для этого служат небольшие площади. Роль двора "исполняет" плоская крыша, куда выходит лоджия верхнего этажа дома, обращенная на юг. На крыше сушится скошенная трава, играют дети, сидят с вязаньем женщины.

5. На улицах аула
5. На улицах аула

Углы домов часто округлены до высоты человеческого роста. Необходимость этого поймет каждый, наблюдая, как заворачивает на таком тесном углу навьюченный тяжелой вязанкой травы усталый конь.

На узенькие и высокие тротуары, которые особенно удобны в дождливые дни, когда улочки превращаются в русла быстрых, мутных ручейков, выходят большей частью хлевы.

Во влажном мраке хлевов видны то голова жующего траву теленка, то укрывшаяся от жары корова. Сюда выходят и двери со стукальцем (металлическим кольцом), ведущие в нижний этаж дома. Высеченный из камня рельеф, вставленный в кладку рваного камня, заставляет остановиться и полюбоваться изгибом орнамента, прорисованного гибкой, уверенной линией, или оценить выразительность сказочного зверя с хвостом в виде красиво изогнутого листка.

Рельефы чаще всего украшают верхние этажи стен зданий. Ярко раскрашенные, а иногда лишь покрытые черной краской, чтобы ярче отделить композицию от фона, эти рельефы и теперь составляют богатство и гордость нашего аула. Сколько ни петляй по улочкам, как внимательно ни просматривай кладку высоких стен, всегда обнаружится незамеченная ранее резная плита, по-новому прекрасная. Кубачинские дети любят показывать приезжим резные плиты и радуются восторгу гостей.

Проходы между домами, составляющие органическую часть кубачинских улиц, похожи на коридоры, одна стена которых прорезана большими прямоугольными проемами, или коридоры, замкнутые стенами с обеих сторон. Такие коридоры всегда погружены во мрак, и только светящийся пролет выхода из тоннеля служит пешеходу ориентиром. Прохладные летом, а в холодное время года и в непогоду являющиеся защитой от ветра, снега и дождя, эти проходы используются для просушки кизяка, складываемого вдоль стен. Круглые кизячные лепешки "украшены" ямочками - отметками формовавших лепешку пальцев. Однако кизяка в Кубачах мало; окружающие аул леса позволяют не ограничиваться одним только кизяком. Дрова, аккуратно сложенные в сухом помещении, есть в каждом кубачинском доме.

Пустырями, встречающимися по пути, отмечены места разрушившихся домов, покинутых жителями. В плотной застройке аула эти места воспринимаются зрительно как пустоты, нарушившие цельность композиции. Кое-где еще высятся стены, запятнанные голубиным пометом, а иногда в бурьяне, в развалинах можно увидеть угол каминного камня, покрытого сложным и тонким узором.

Наш аул, как я уже говорила, расположен на крутом склоне горного хребта. Выбор месторасположения в древности диктовался защитой от вражеских нашествий; отсюда и вообще - труднодоступность старых дагестанских аулов.

Современные застройки возводятся на более открытых местах; в последнее время застраиваются, главным образом, свободные участки в верхней части аула, на плато. Ныне дома обычно строят в два этажа: с конюшней, хлевом и кладовыми в нижнем этаже и жильем в верхнем этаже. При некоторых домах есть небольшие участки земли, на которых разбивают сад. Это совершенно новое в быту кубачинцев, при прежней плотной застройке крутого горного склона места для сада или огорода не было.

Необычно убранство жилищ. Войдемте в одно из них. Каменная лестница ведет на открытый балкон, плоская кровля которого поддерживается резными столбиками, нередко украшенными капитолиями оригинальной формы. С балкона - вход в "каминную", парадную комнату кубачинского дома, и в другие комнаты: комнаты с печью, где в холодное время спит вся семья, и в мужскую. Позади "каминной" обычно размещается кладовая. Но иногда расположение комнат варьируется.

"Каминная" комната - это своего рода "выставочная" комната. Она - самая нарядная в доме, сразу ощущаешь здесь уют и покой. "Комната с камином" убрана всегда традиционно. Все лучшее, что есть в семье, собрано тут. Даже пол украшен. Он выложен каменными плитами, сколотыми по поверхности, но нешлифованными: в шлифовке нет нужды, так как с течением времени плиты неминуемо отполировываются обувью и вместе с приятным блеском выявляют свой природный лиловато-коричневый цвет. Промежутки между плитами заполняются просеянной землей, которую поливают, чтобы она осела. Затем эти промежутки мажутся смесью извести с синькой. Прихотливый узор синим по темному сообщает поверхности пола нарядный вид. Тем не менее пол укрывают коврами, лишь малые части остаются видными. Самый большой ковер, длиной в 3-3,5 метра, стелют посреди комнаты - от камина к противоположной стене; по сторонам расстилают два ковра меньшего размера. Украшается и потолок по балкам перекрытый досками в два-три ряда. В старых домах закопченное, потемневшее, а то и совсем черное дерево обладает определенной живописностью. До сих пор сохранился обычай класть под балки потолка букеты цветов - летом свежие и яркие, зимой высохшие, но не утратившие ни красок, ни приятного аромата. Эти цветы собираются на лугах, со всех сторон подступающих к аулу.

Рядом с дверью обычно расположены окна, иногда окно рядом с камином. Еще реже окнами прорезана стена, украшенная рядами тарелок и металлических подносов, или стена, на которой находятся уставленные посудой полки. В старинных домах окна были малы и комнаты темноваты; теперь они расширились, и жилье обильно залито светом.

Центральной частью комнаты является камин - "пав". Он занимает обычно середину стены, обращенной либо на улицу, либо в соседнюю комнату. В первом случае в задней стене прорезают маленькое оконце; будучи застеклено, оно пропускает слабый свет, достаточный, впрочем, для освещения внутренности камина, что необходимо хозяйке. Когда такого оконца нет, приходится пользоваться светильником, для которого к боковой стенке камина пристраивается специальная полочка.

Кубачинский камин всегда выдвинут вперед. Внутри можно видеть выступ стены, который используется как подставка при заквашивании кислого теста, заменяющего в Кубачах дрожжи. Ставят на него глиняные сулевкентские кувшины с молоком для закваски простокваши. Передняя часть камина - та, в которой разводят огонь,- шире, чем уходящая в глубину. Участок пола перед камином углублен: сидящие на полу ставят сюда ноги. Лицевая сторона камина перекрыта каменной плитой.

Собравшись к еде, семья рассаживается у камина в установленном традицией порядке. С правой стороны - место главы семьи, отца, с левой - матери; между ними садятся дети. Сидят на подушках. Перед ними ставится деревянное плоское блюдо - с хлебом и деревянными ложками. Ложки той или другой формы выбираются сообразно характеру приготовленных хозяйкой блюд. Супил милкьа- глубокая ложка, черпак которой поставлен поперечно к ручке. Это ложка мужчин, в которой "не мокнут усы". Ццукь милкьа - обычная глубокая ложка, преимущественно употребляемая женщинами. Более густые блюда едят мелкими ложками, а любимый кубачинцами жирный бульон - глубокими. В наше время деревянные блюда и деревянные ложки сохранились в домах ради украшения. Хозяйки пользуются эмалированной и металлической посудой.

59. Блюдо 'Союз нерушимый'. Техника: чеканка, перегородчатая эмаль. 1969 г.
59. Блюдо 'Союз нерушимый'. Техника: чеканка, перегородчатая эмаль. 1969 г.

Хутнала бяй - стена тарелок, самая освещенная из всех стен "каминной" комнаты. Она обычно противостоит двери и окну. В зажиточных семьях эта стена сплошь увешана тарелками, чашками, блюдами, подносами. Но и менее обеспеченные семьи стараются не отстать, пусть за счет меньшей художественности и ценности тарелок. Многие семьи и теперь могут похвалиться унаследованными от отцов, дедов и прадедов антикварными блюдами, тарелками и чашками. Часть этой коллекции переходит к дочерям и сыновьям в качестве приданого. Как правильно заметил этнограф Е. М. Шиллинг, много лет изучавший быт кубачинцев,- это дедовское добро частично переходило из дома в дом, не уходя из аула.

На своеобразной выставке в "каминной" можно увидеть самую разнообразную посуду. Тут и персидская тарелка XIV века, и русский кувшин или расписной штоф XVI-XVIII веков. Развешанные рядами тарелки подбираются по размерам и сочетанию красок. В верхнем - первом - ряду размещаются большие фаянсовые блюда, ниже - глубокие тарелки, в третьем и четвертом рядах - тарелки среднего размера, в пятом - латунные и медные подносы, украшенные гравировкой: опыты в гравировании по металлу сыновей, берущих в руки резец уже в шести-семилетнем возрасте. Шестой ряд - медные тарелки, седьмой - большие медные блюда.

Каждая разновидность формы тарелок, блюд и подносов имеет свое название. Фаянсовые и фарфоровые тарелки различают по цвету глазури и общему тону росписи.

Среди "антиков", украшающих "стену тарелок", всегда можно найти ряд интересных и ценных предметов, приобретенных отцами и дедами нынешних кубачинцев во время их разъездов для сбыта своих изделий.

Художественные и технические навыки и знания, полученные при коллекционировании "антиков", сказываются и теперь: кубачинцы стремятся использовать на свой лад тот материал, который они дают.

Стена справа от входа занята полками, уставленными металлической посудой. И здесь, как на "стене тарелок", царит определенная традиционная система расположения отдельных предметов. Первая сверху полка отводится нукьнусам - чеканным латунным сосудам в форме усеченного конуса, небольшого ведрышка. Их стенки украшены широкой каймой рельефного орнамента. Эта посуда имеет особое назначение: когда девушку выдают замуж, нукьнус наполняют мукой, в которую втыкают деревянную ложку, и передают невесте.

Вторая полка, как и первая, для сосудов из приданого невесты. На ней расположены длинным рядом глубокие медные миски, обычно наполняемые на свадьбе рисом.

На третьей полке стоят богато орнаментированные сосуды с пузатым круглым туловом, небольшой ножкой и невысокой верхней частью. В четвертом ряду - мучиалы из красной или желтой меди. Мучиал слагается из округлого горла, снабженного кольцом (в него при походе за водой пропускается белая шерстяная лента), двух соединенных широкой частью конусов, прочеканенных вертикальными бороздками, то есть как бы гофрированных, и основания с впаянным в него дном. Части эти соединены клепкой, скрытой под узкой металлической полоской с набитыми на нее гвоздиками. Крышка мучиала имеет вид кружки без ручки и может использоваться для набирания воды. Ее поверхность покрыта несложным чеканным узором, а на верхушке вычеканена розетка в обрамлении концентрических кругов. Рядом с мучиалами ставят куткъа - небольшие кувшины, которыми наполняются мучиалы; оба сосуда связываются тканой лентой, перекинутой через плечо.

Мучиал и куткъа - сосуды, бытующие только в Кубачах и испокон веков изготовляемые только здесь.

В пятом, нижнем, ряду стоят бронзовые котлы с крышками. Среди них в некоторых домах можно еще встретить древние бронзовые котлы круглой формы - хач ашак. Эти котлы относятся к XI-XII вв.

Кубачинский котел - литой и тяжелый, в форме правильного полушария, на трех низеньких ножках под сходящим к основанию на нет конусом. Такая форма ножек выработана практикой: ножки оставляют на полу еле заметный след в виде трех точек: это избавляет хозяйку от пачкания пола закопченным дном или от пользования подставкой.

Поодаль от камина, чаще с левой стороны, на сундуке, а иногда в нише, сложена постель - приданое невесты, которая проводит первые часы своего пребывания в доме мужа именно в "каминной" комнате.

"Каминная" комната примыкает обыкновенно к кладовой. Проход, соединяющий оба помещения, в старых домах очень низок и через него можно пройти только согнувшись. В последнее время, когда высота комнат увеличилась, этот проход стали заменять нормальной дверью. В кладовой хранятся продукты: зерно в больших ларях или в больших глиняных кувшинах типа грузинских, мука, засыпаемая обычно в ящики или в большие мешки. На полках в котлах, а теперь в современных кастрюлях держат масло. Здесь же хранятся сыр в бурдюках, сушеное мясо. Под потолком, на подвесной длинной жерди хранят сушеные колбасы. Одежде отводилась отдельная жердь. Маленькие окна позволяют проветривать кладовую, всегда содержащуюся в строгом порядке.

Так выглядит аул Кубачи, так выглядят жилища кубачинцев.

1. Аул Кубачи
1. Аул Кубачи

А теперь об окрестностях. Ближе всего к нашему аулу расположено селение Амузги: до него около трех километров по ровной, без подъемов и спусков дороге, вьющейся по склону горы. Ущелье, на дне которого струится речка, на каждом повороте открывается все с новых и новых точек. У дороги находится один из кубачинских родников. Им пользуются, когда иссякает вода в более близком к аулу роднике.

Амузгинский родник расположен у самого селения. Прямо перед ним высятся стены домов, слитые в одну непрерывную линию,- настоящая крепостная стена с широким арочным входом и высокой прямоугольной башней. Башня украшена высеченными из камня головами людей и животных.

Верхние части стен заросли крапивой, безлюдье и безмолвие. Аул покинут. Жители этого аула, как и многих других в Дагестане, переселились на равнину, чтоб сеять хлеб, иметь пастбища для скота, выращивать фрукты и овощи.

Аул Амузги изготовлял для кубачинцев клинки холодного оружия. Клинки эти, пользовавшиеся на Кавказе большой известностью, оформлялись кубачинскими мастерами. Они делали рукоятки и ножны, украшали их гравировкой, чернью, насечкой, вставками кости.

С нижней улицы аула, проходящей вдоль обрыва, открывается прекрасный вид на горные склоны, разработанные террасами; летом, когда созревают хлеба, участки желтого цвета и вклинивающиеся между ними зеленые полосы разной ширины и очертаний слагаются в фантастический узор.

На фоне зеленых и желтых разводов вырисовывается аул Шири. Тропа, низвергающаяся по крутому склону в ущелье, соединяет Амузги с Шири.

Неподалеку от нашего аула было расположено и селение Сулевкент. Если Амузги был неразрывно связан с Кубачами изготовлением холодного оружия, то Сулевкент, в 1943 году переселившийся на равнину, на протяжении веков снабжал Кубачи и окрестные селения гончарными изделиями. Его жители изготовляли поливные бытовые сосуды, тарелки. Сулевкент в отличие от Кубачей вытянут вдоль берега реки; он располагался в четырех километрах от нас.

Дорога, спускающаяся из Кубачей в Сулевкент, идет сначала по склону горы с возделанными огородами и маленькими участками зерновых культур, а дальше следует через лес. В этом лесу сохранились бесформенные нагромождения камней - остатки лачуг, служивших в старину убежищем изгнанников, за какую-либо провинность обреченных на поселение в определенном, ограниченном месте на более или менее длительный срок. Если подобный изгнанник переступал границу своего участка, любой односельчанин, тем более кровник, имел право убить его.

Я не помню Сулевкента до его переселения на равнину, однако я хорошо помню желто-коричневую и золотистую поливную посуду, кувшины, которые кубачинские женщины применяли при доении коров, горшки, миски, сосуды особой формы для зеленого чая, маслобойки и т. д.

27. Кувшин и азарпеша. Техника: чернь, гаварса, глубокая гравировка. 1955 г.
27. Кувшин и азарпеша. Техника: чернь, гаварса, глубокая гравировка. 1955 г.

Теперь сулевкентцы живут за рекой Сулак, сеют там хлеб, сажают огороды, разводят виноград.

Но особенно мне хочется рассказать о крепости Кала-Корейш, о моем путешествии летом 1955 года. Кала-Корейш в древности - один из оплотов распространения мусульманства в горах Южного Дагестана. Основателем этой крепости считается магометанин Корейш, ревностно насаждавший ислам. В Кала-Корейше сохранились развалины древней мечети с михрабом, украшенным прекрасной резьбой, и могилы уцмиев, укрытые в усыпальнице, высоко возносящей свой купол над деревьями кладбища.

Кала-Корейш открывается неожиданно, когда тропа выходит из леса. За обрывом, падающим к ручью, на вершине высокой горы живописно вырисовываются стены разрушенного временем аула. На подступах к нему можно видеть древнейшие каменные надгробия, имеющие форму саркофагов с округлым верхом, напоминающим каток (мукуй), которым кубачинцы утрамбовывают плоские кровли своих домов. Отсюда кубачинские названия этих саркофагов "мукуй хюпе". Саркофаги покрыты резьбой. На одном из них изображены львы и геральдический орел.

У крутого, обрывистого склона открывается вид на высокую, опаленную солнцем голую гору, увенчанную большим аулом. К нему поднимается, извиваясь змеей, дорога, выходящая из гущи леса. Романтика этой грандиозной, суровой декорации подчеркивает какую-то необычайную особенность Кала-Корейша. Приближение к этому ныне совершенно заброшенному аулу не снижает впечатления. (Жители этого селения, как и Сулевкента и Амузги, переселились на равнину).

Тропа, цепляющаяся за край обрыва, входит в аул и превращается в улицу. Стены рухнувших домов раскалены солнцем. Вдоль них высокие заросли крапивы. Каменная лестница, ведущая в никуда... Осыпавшиеся в бурьян мелкие желтые сливы. Крики птиц, парящих над ущельем.

Дошла я до Кала-Корейша, не встретив ни одного человека. По дагестанскому обычаю, человек идет из одного аула в другой не с пустыми руками, а берет с собой какой-нибудь подарок детям. И я несла носки, тапочки и конфеты. Но аул словно вымер. Некому дать подарки.

Но вот я увидала дымок. Из старой сакли вышла женщина. Должно быть, сторожиха древностей. Ее звали Риханат. Увидев меня, она даже заплакала: так редки здесь гости. После отдыха и чая она повела меня осматривать древности.

* * *

В мечети двухарочный михраб украшен трехъярусной резьбой. Рельефом вырезаны орнаменты. На опорах михраба тоже сделана резьба - тонкая и художественно выразительная.

Мы побывали в усыпальнице уцмиев - владетелей Кай-тага. Тут сразу почувствовалось, что похоронены богатые люди, даже цвет камня отличался от обыкновенных памятников на кладбище. Орнаменты здесь были еще богаче и чем-то напоминали украшения памятников дербентского мавзолея Туте-бике. Какие замечательные резчики по камню жили здесь в старину!

Посещение Кала-Корейша я никогда не забуду. Как художницу, меня взволновали пейзажи, красота орнаментальных тканей.

От Кубачей до Кала-Корейша всего несколько километров. А я очень устала, пока докарабкалась до крепости. Но зато на вершине горы я смогла отдохнуть. И познать радость вдохновения. Ведь там я увидела вершины творчества мастеров.

2. Уголок аула
2. Уголок аула

С вершины Кубачидага я видела поразительное творение человека - аул Кубачи. Я увидела творчество легендарных мастеров резьбы по камню. С горы Джалган мне представилась панорама древнего Дербента с легендарными могильными камнями кладбища Эсфендиар, Джум-Джум, Туте-бике. Я поднималась на гору, что стоит там, где "сливаются, как будто две сестры, струи Арагви и Куры", и увенчанную древним храмом Джвари - великолепным творением древних грузин.

3. Выше облаков поднимаются сакли аула
3. Выше облаков поднимаются сакли аула

Надо подниматься, чтобы увидеть большее, восходить на самую вершину, чтоб достичь цели, потребовавшей и сил, и энергии, и воли, и преодоления трудностей, которые приходилось переживать всем нам в годы Отечественной войны.

6.  Аул Кубачи
6. Аул Кубачи

Приходилось работать и за токарным станком ремесленного училища, и заканчивать курсы кройки и шитья, чтоб и шитьем зарабатывать на жизнь, но никогда не угасала во мне страсть к родному кубачинскому искусству.

Я уже рассказывала, как под наблюдением бабушки вязала "орнаментированные" носки, как украсила орнаментом "тутта-накъиш" первый головной убор - каз, как любовалась рельефами на камнях и как увидала творение отца - серебряный портсигар.

Портсигар отца... Я видела, конечно, произведения хабичу уста - мастеров гравировки - более впечатляющие. Но они были далеки от моего сердца, а тут вещь, согретая сердцем отца... Да, этот портсигар, который я берегу, как главную реликвию семьи, заставил задуматься по-особенному: не взяться ли и мне за штихель?

А не кощунство ли это? Кубачи не знают случая, чтоб украшать металл взялась женщина. Ее удел был - заниматься домашним хозяйством да вязать носки, валять войлок, расшивать казы. Ее оружие - вязальные спицы и иголки, а не стальной штихель хабичу уста. Штихель - для сильных мужских рук

Но я дерзнула...

предыдущая главасодержаниеследующая глава










Rambler s Top100 Рейтинг@Mail.ru
© Карнаух Лидия Александровна, подборка материалов, оцифровка; Злыгостева Надежда Анатольевна, дизайн;
Злыгостев Алексей Сергеевич, разработка ПО 2008-2019
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник: 'IzNedr.ru: Из недр Земли'