предыдущая главасодержаниеследующая глава

На вулкане Хоргийн-тогоо

За холодной ненастной весной пришло в Хангай жаркое сухое лето. По утрам распахивалось ярко-синее, как монгольский хадак*, небо, а из-за растаявшей в синем мареве горной гряды медленно всходило солнце. Его первые лучи зажигали алым цветом остроконечные макушки сопок, ласково скользили по изумрудным склонам и опускались в спящую еще долину Суман-гола.

* (Хадак - кусок шелковой материи, который дарят в знак уважения.)

Лагерь пробуждался рано. После завтрака все собирались у палатки Мунхтогтоха на маленький хурал, как шутливо окрестили мы утренние планерки. На каждом таком сборе обсуждались текущие дела и уточнялись задачи, затем следовал неторопливый перекур, и только после всего этого, произнеся традиционное монгольское - "Дза!"*, можно было приступать к работе.

* ("Дза!" - междометие, выражающее готовность, согласие.)

Наше внимание было сосредоточено на геологическом изучении долины Суман-гола. С нее были начаты поиски пиропа. Чтобы определить пиропоносность реки, геологи должны были провести шлиховое опробование рыхлых речных отложений. Следуя общепринятой методике, приходилось через каждые 300 м отбирать в русле реки пробу речника - песка, гравия, гальки - и промывать его в лотке до получения горсточки тяжелых минералов - шлиха. Если в шлихе будет обнаружен пироп или его спутник хризолит, то опробование придется вести выше по реке, пока находки не прекратятся. После этого поиски будут вестись в боковых притоках, впадающих; в реку ниже.

Все шлихи просматривались в лотке на глаз и даже под лупой, затем высыпались в мешочки с указанием места взятия и номера пробы и доставлялись в лагерь. Здесь минералог Бадра обрабатывала шлихи и подолгу, не отрываясь от бинокуляра, изучала их, выискивая зернышки пиропа или его спутника. Однако пока дела обстояли неважно: пиропа не оказалось ни в одной из взятых проб, лишь в нескольких были обнаружены незначительные знаки хризолита.

Мы работали в одном из слабоизученных районов Монголии и располагали лишь мелкомасштабной геологической картой. Чтобы правильно ориентироваться в обстановке и не вслепую вести поиски, нам предстояло составить геологическую карту исследуемой перспективной площади. Нужно было и как можно детальнее изучить разрезы базальтовых покровов впадины, попытаться найти в них вулканические жерла, где может оказаться пироп. В итоге получался весьма разнообразный комплекс исследований, которые надлежало выполнить за короткий сезон.

Через лавовое поле к вулкану Хоргийн-тогоо. Фото О. И. Климберга
Через лавовое поле к вулкану Хоргийн-тогоо. Фото О. И. Климберга

Одной из многих наших задач было обследование вулканов. Они не могли оставить к себе равнодушным ни геолога, ни географа, но нас они еще интересовали как возможные источники пиропа. Знакомство с хангайскими вулканами началось с самого главного из них - Хоргийн-тогоо.

Ранним утром, выйдя из полевого лагеря, мы - геолог Намсарай, техник Олзвой и я - направились вверх по Суман-голу. Решено было подняться на Хоргийн-тогоо с северо-востока и спуститься по лавовому потоку на юго-запад, к озеру Цаган-нур. Именно таким путем прошел более 80 лет назад славный первопроходец Хангая Д. А. Клеменц.

Утро казалось прекрасным: первозданная тишина, небо без облачка, а под ногами мягкая зелень альпийского луга, разукрашенная цветами. Вернее одним цветком, но каким: мы буквально ступали по эдельвейсам. Это был настоящий горный рай. Однако он кончился, как только мы переправились на левый берег Суман-гола и стали огибать с севера Хоргийн-тогоо. Теперь мы двигались по черной безжизненной поверхности агломератового потока - хаотического скопления вулканического пепла* и шлака. Особенно много было вулканического шлака - кусков очень пористой базальтовой лавы различной формы и размеров, внешне чем-то напоминавшей металлургический шлак. Весь этот рыхлый вулканический материал, выброшенный при взрывном извержении вулкана, сконцентрировался на его северном склоне, образовав шлейф площадью около 2 км2. Мы пошли вверх по агломератовому потоку, который должен был привести к кратеру**.

* (Вулканический пепел - наиболее мелкие частицы магматического расплава, выбрасываемые при эксплозивных (взрывных) вулканических извержениях. )

** (Кратер - нитеобразная или воронкообразная впадина, расположенная на вершине или на склоне вулкана. Образуется в результате взрывных вулканических извержений.)

Все чаще на нашем пути встречались вулканические бомбы самых разнообразных форм - наподобие мяча, эллипса или веретена - и размеров до 0,5-1 м. Образовались они из раскаленных кусков лавы, выброшенных при взрывном извержении вулкана на значительную высоту. В воздухе они деформировались и приобретали форму, зависящую от вращения, которое приобрели во время своего полета. Чтобы сохранить эту форму и при падении, на землю, летящие куски лавы должны были остыть и приобрести снаружи затвердевшую корочку. Если же обломки лавы не успевали остыть в воздухе, при ударе о поверхность земли они сплющивались, приобретали неправильную форму или спекались. Наряду с бомбами во множестве встречались лапилли (по-итальянски - камешки) округлой формы, величиной с горошину или грецкий орех. Они, как и бомбы, выбрасывались из вулкана, но на большую высоту, успевая полностью затвердеть без каких-либо следов деформации.

Бомбы надолго приковали наше внимание - мы усердно поработали своими молотками, выясняя, что же скрывается внутри этих образований. В большинстве своем бомбы состояли из плотной базальтовой лавы, в которой поблескивали зеленые глазки оливина величиной со спичечную головку. Наряду с "пустыми" встречались бомбы и с "начинкой" - обломками серо-белых гранитов, сланцев и других пород, через которые прорвался магматический расплав.

Словом, наш интерес возрастал пропорционально количеству встреченных бомб, а они все чаще попадались на нашем пути, всякий раз пробуждая какое-то смутное ожидание. Вот и еще одна бомба с "подрумяненной", подобно хлебу, корочкой. Что в ней? Короткий взмах молотка - и в свежем сколе сверкнула на солнце белая табличка какого-то минерала. Едва успеваю разглядеть его, как слышу радостный голос Намсарая: в его бомбе такой же минерал, еще более крупный - размером со спичечный коробок. Минерал светился каким-то живым, жемчужно-белым светом, словно окошко в черной ночи. Судя по таблитчатому облику кристалла, это санидин*.

* (Санидин - бесцветная, прозрачная разновидность калиевого полевого шпата. Как высокотемпературный минерал встречается: в вулканических породах.)

Находки санидина в вулканических выбросах Хоргийн-тогоо явились для нас приятной неожиданностью. Во-первых, он интересен сам по себе: среди санидина можно встретить стеклянно-прозрачную разновидность с красивыми переливами - лунный камень. Во-вторых обогащенный калием санидин характеризует щелочно-базальтовый состав лав, таких, которые формируются на значительных глубинах. Это обстоятельство заслуживало самого серьезного внимания, требовало дополнительных доказательств. И природа с той же щедростью предоставила нам их. В одной из бомб вместе с крупными кристаллами санидина неожиданно оказались мелкие включения какой-то породы темно-зеленого цвета. Под лупой удалось разглядеть, что они состоят из плотного агрегата зерен зеленого оливина, черного пироксена и еще каких-то других трудноразличимых минералов. Без сомнения эти включения принадлежали какой-то глубинной магматической породе магнезиально-железистого состава, относимой к группе ультраосновных. Точно установить породу можно было только под микроскопом, но это уже было дело будущего. Важен был сам факт нахождения кристаллов санидина совместно с включениями ультраосновных пород. Мы рассматривали это как аргумент в пользу кристаллизации санидина из щелочно-базальтового расплава на значительных глубинах, в условиях высоких давлений. В такой ситуации могут быть всякие неожиданности - можно ожидать и встречи с пиропом. С превеликим старанием решили еще и еще раз перебрать вулканический материал. Но тщетно!

Солнце меж тем замерло в зените. Все окружающее теряло очертания, расплываясь в белом раскаленном мареве. Были выпиты последние капли воды, и к нестерпимой жаре прибавилась мучительная жажда. "Еще немного, еще чуть-чуть!", - подбадриваем мы себя, глядя на близкую вершину Хоргийн-тогоо. Наполнив рюкзаки образцами лав, карабкаемся по северо-восточному склону вулкана. Нельзя сказать, что Хоргийн-тогоо - внушительная гора. Абсолютная отметка ее 2240 м над уровнем моря, а высота конуса вулкана всего около 180 м. И все же последние метры под адским солнцем даются нелегко, и мы валимся ничком на вершине у кромки кратера.

Кратер действительно походит на огромный котел - тогоо, диаметр его около 200 м. На дне котла, на 50 м ниже, располагается жерло - гигантская труба, уходящая в глубь Земли. Жерло выделялось округлой формой, диаметром около 5 м, и было заполнено водой. Внешние и внутренние склоны вершинного кратера резко выделялись красновато-коричневым цветом - словно еще "дышали" неукротимым подземным жаром. Они были сложены типичными агглютинатами - слоями спекшихся бомб и шлаков, как бы спаянных в единую толщу. Подобные образования формировались из очень раскаленного расплава, когда выброшенные в воздух обломки лавы не успевали остыть и, падая на поверхность, спекались. Однако агглютинаты были не единственными продуктами вулканического извержения на Хоргийн-тогоо. Спустившись к жерлу, на внутренних стенках кратера мы обнаружили плотные лавы с волнистой поверхностью. Они характеризовали уже иной тип извержения.

Следует отметить, что все вулканические продукты, поступившие из земных глубин на поверхность, либо выбрасываются в дробленом виде (это взрывной, или эксплозивный, тип извержения), либо спокойно изливаются в виде лавовых потоков. Все зависит от состава магмы, ее вязкости, насыщенности газами и ряда геологических факторов.

Отчего же происходят вулканические взрывы? Дело в том, что магма представляет собой горячий силикатный расплав, насыщенный газами и парами, создающими в нем давления в несколько сотен атмосфер. Этот расплав с силой проталкивается к поверхности, преодолевая на своем пути все препятствия. Ввиду узости выводного канала - жерла - или его закупорки происходит скопление газов, давление нарастает и происходит взрыв. В воздух летят твердые вулканические продукты - обломки раскаленной лавы, бомбы, лапилли, пепел и песок.

Вулканический взрыв можно сравнить с эффектом подогретого шампанского. Попробуйте нагреть бутылку шампанского: расширившиеся в ней газы с силой вытолкнут не только пробку, но и все содержимое бутылки. После взрывного извержения магматический расплав, постепенно утрачивая свои самые активные составляющие - газ и пар, спокойно изливается на поверхность в виде лавовых потоков. В зависимости от вязкости магмы лавовые потоки перемещаются по поверхности Земли со скоростями от нескольких метров до нескольких километров в час.

Обследовав вершинный кратер Хоргийн-тогоо, мы стали спускаться по южному склону конуса. И здесь наткнулись на боковой низкий кратер, из которого некогда вытекала жидкая лава. Она образовала громадный лавовый поток длиной около 6 и шириной 3-4 км, который полностью запрудил р. Суман-гол. В результате возникшей естественной плотины и образовалось оз. Цаган-нур.

Итак, судя по всему, картина извержения Хоргийн-тогоо была такова. Вначале из вершинного кратера выбрасывались шлаки и пепел. В результате накопления рыхлых и спекшихся вулканических продуктов вырос главный конус вулкана. Затем после активной разрядки из его узкого жерла начала вытекать жидкая лава, она растеклась по дну кратера и при остывании крепко-накрепко закупорила жерло. Затем в жизни вулкана наступил период покоя - он "уснул" на десятки или сотни лет, а может быть и на тысячелетие. Через некоторое время Хоргийн-тогоо снова "проснулся", однако огненный расплав, поднимавшийся по его центральному жерлу, не смог преодолеть высоту, достичь закупоренного кратера, и стал искать выхода на склонах конуса. Под яростным напором газов и паров на стенках конуса стали появляться радиальные трещины, сохранились они и теперь. В одну из таких трещин, возникших на южном склоне, и устремился расплав. Произошел взрыв с образованием огромного бокового кратера, из которого затем стала вытекать лава, залившая долину Суман-гола.

Конусовидная гора Хоргийн-тогоо - главная, но не единственная вулканическая постройка у оз. Цаган-нур. Мы в этом убедились, прочесав все ближние подступы к вулкану. В нескольких стах метров к северо-востоку и юго-западу от него мы обнаружили по крайней мере "еще 5 более мелких конусов. Одни из них (более древние) были размыты и имели плохо сохранившиеся склоны и кратеры, другие, наоборот, отличались свежестью и сохранностью вулканических форм. Помимо шлаковых выбросов эти вулканические аппараты дали большие потоки излившейся лавы. В одном из лавовых потоков мы обнаружили необычные лавы, словно свернутые в жгуты и затейливые переплетения каких-то узлов и клубков канатов. Это были так называемые канатные лавы. Находки такого экзотического материала нечасты, а потому вызвали у нас новый прилив эмоций, а заодно и прибавление веса и без того уже тяжелых рюкзаков.

Канатные лавы. Вулкан Хоргийн-тогоо. Уменьшено в 3 раза
Канатные лавы. Вулкан Хоргийн-тогоо. Уменьшено в 3 раза

Канатные лавы интересны не только своей формой, они - одно из доказательств спокойного и медленного течения жидкой лавы. Канатная текстура в лавах образуется во время медленного движения расплава, когда на его поверхности образуется остывшая корка. Эта корка движется медленнее, чем находящийся под ней более жидкий поток. Вследствие такого различия в скоростях движения в коре появляются морщины, которые затем превращаются в валики или канаты.

Какого возраста вулкан Хоргийн-тогоо? Когда произошло его последнее извержение? Все это занимало нас не меньше, чем минералы в вулканических породах. И ответ надо было искать во взаимоотношениях лавовых потоков с отложениями известного геологического возраста. Такое далеко не всегда удается проследить, но нам повезло. Оказавшись на террасе, полого спускавшейся к озеру, мы обнаружили у себя под ногами галечно-валунные отложения последнего оледенения. А сверху на них налегали черными языками свежие, с волнистой поверхностью лавы. Это еще раз подтверждало правоту исследователей, говоривших, что Хоргийн-тогоо - очень молодой вулкан. Его возраст голоценовый (позднеледниковый), а отсюда следует, что извержение вулкана произошло несколько тысячелетий (а возможно, и сотен лет) тому назад, т. е. в историческое время, на глазах древних обитателей Хангая.

Пористая лава (слева) и вулканическая бомба (справа). Вулкан Хоргийн-тогоо. Уменьшено в 3 раза
Пористая лава (слева) и вулканическая бомба (справа). Вулкан Хоргийн-тогоо. Уменьшено в 3 раза

Уже темнело, когда мы сползли с лавового потока и вышли к северо-восточной оконечности озера. Там нас ожидала машина, а затем и желанный отдых в одном из красивейших мест Хангая. В сгустившихся сумерках окружающий ландшафт вдруг сразу помрачнел и приобрел зыбкость какого-то фантастического миража. Позади нас в лиловой дымке таяли вулканические сопки, выглядевшие причудливым нагромождением каких-то готических шпилей, древних полуразрушенных замков и крепостей. Черная, лиловая и багрово-красная краски придавали им дико красивый и в то же время зловещий вид, от которого становилось как-то неуютно. А прямо перед нами, насколько хватало глаз, расстилалась зеркальная гладь светящегося озера, в котором плавилось золотом заходившее солнце. Это было ни с чем не сравнимое зрелище, заставившее нас прибавить шаг. Еще немного и мы ступили на мягкий песок пляжа, а затем с наслаждением погрузились в прохладную воду озера. Другим не менее приятным удовольствием был крепкий обжигающий чай у костра на берегу спящего озера. Так закончилось наше первое знакомство с вулканом Хоргийн-тогоо.

предыдущая главасодержаниеследующая глава














Rambler s Top100 Рейтинг@Mail.ru
© Карнаух Лидия Александровна, подборка материалов, оцифровка; Злыгостева Надежда Анатольевна, дизайн;
Злыгостев Алексей Сергеевич, разработка ПО 2008-2019
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник: 'IzNedr.ru: Из недр Земли'