предыдущая главасодержаниеследующая глава

На «янтарных» перекрестках

Янтарь - исторически первый самоцвет, эстетически освоенный человеком, к тому же широко и постоянно употреблявшийся. Именно поэтому он издавна служил предметом обмена и торговли.

Небольшое количество месторождений издревле стимулировало торговлю этим камнем - сырьем и готовыми изделиями. Ниже пойдет речь о древних и современных торговых путях в основном балтийского янтаря, с давних пор пользовавшегося славой прекрасного и редчайшего самоцвета.

Первые сведения о торговле янтарем относятся к позднему палеолиту. Предметом торговли он становится в конце мезолита - начале палеолита. С того далекого времени камню открылись все пути, которые стали называть «янтарными». «Янтарный» путь! Он такой же древний, как и первые бусинки из солнечного камня, найденные в Северной Прибалтике, Белоруссии и на Украине вблизи ныне известных проявлений янтаря и на значительном от них удалении. Балтийский самоцвет за его красоту называли «золотом севера». И это соответствовало истине: он продавался на вес золота. Плиний Старший упоминает в своих трудах, что особенно высоко ценились прозрачный золотисто-желтый и красный янтари. Сделанное из них изображение человека, пусть даже самое маленькое, можно было выменять на рослого и сильного раба.

В глубокой древности янтарь добывали по всему побережью Балтийского моря - от острова Рюгена до Западной Двины, в тех далеких и неведомых землях, которые позже будут именоваться Данией, Швецией, Польшей, Литвой и Латвией. По качеству самый лучший янтарь находили на западном побережье Земландского полуострова. Это-то побережье и манило к себе купцов Древней Финикии, Греции, Рима. Очарованные красотой и легендарными целительными свойствами камня, они снаряжали за ним торговые караваны. С тех давних времен и дошло до нас первое название Балтийского моря - Янтарное.

Благодаря торговым связям немало балтийского янтаря попало на территорию античных государств. Изделия и украшения из него неоднократно находили при раскопках на острове Крит, в шахтных гробницах микенской культуры, построенных около 1600-800 гг. до н. э. В древней Греции мода на янтарь совпала с периодом тесных торговых связей с севером. В Италии много этого камня было найдено в долине р. По и в этрусских гробницах. В Риме самоцветом очень заинтересовались около 900 г. до н. э.

Большую роль в развитии торговых связей играли морские пути. Мореплавание зародилось с возникновением и распространением первых городских цивилизаций на Средиземноморье в VIII-VII вв. до н. э. и было вызвано спросом господствующих классов общества на экзотические товары из далеких стран.

К X в. до н. э. относятся первые письменные предания, в которых рассказывается о применении янтаря. Клинопись, датированная этим временем, в переводе И. Ойтарта гласит: «В морях его караваны ловили жемчуг. В морях, где Полярная звезда в зените, - янтарь».

В IX-VII вв. до н. э. обменной торговлей в Средиземноморье занимались финикийцы. Около середины IX в. до н. э. финикийские купцы основали город-колонию Карфаген, который прибрал к своим рукам морскую торговлю не только на всем западном Средиземноморье, но и на побережье Атлантического океана. Морская торговля Карфагена включала и торговлю североевропейским янтарем и оловом. Она охватывала почти весь тогдашний мир, в той или иной мере участвующий в международном товарообороте.

Какими же путями осуществлялись торговые связи стран Средиземноморья с Прибалтикой? Некоторые сведения находим в сказаниях об аргонавтах, плавающих по рекам, которые имели устья в Средиземном и Северном морях. Одной из таких рек считалась Эридан (современная По), северное устье которой отождествлялось с Рейном. Упоминание о ней есть в поэме ученого и поэта Аполлония Родосского «О походе аргонавтов» (III в. до н. э.), сохранившей интересный миф о Фаэтоне. Именно на берегу Эрида - на нимфы Гелиады, превращенные в тополя, оплакивали брата.

К середине IV в. до н. э. (не позже 30-х годов) относится одно из замечательных путешествий древности - плавание Питея из Массалии (современный Марсель) к северным берегам Атлантики. Поиски собственных путей к британскому олову и балтийскому янтарю сулили огромные выгоды для массалиотов, которые торговали с североамериканскими племенами. До этого греки не совсем ясно представляли себе, как самоцвет поступал в Средиземноморье. Диодор и Плиний, ссылаясь на устное сообщение Питея, описали острова у берегов Кельтиники (современная Франция), богатые янтарем.

Питей пристал к берегу в заливе Метуонии, к которой более всего подходит современная Ютландия. На побережье жили германские племена гутоны, занимавшиеся янтарным промыслом. Камень находили и на так называемых янтарных островах. Один из них - остров Абалус (современный Гельголанд) - был особенно богат самоцветом. Гутоны не только торговали янтарем с соседним племенем тевтонов, но и употребляли его как топливо.

Таким образом, Питей первым дал описание района нахождения янтаря в Прибалтике. Вымышленные, а порой даже фантастические элементы, которыми изобиловало описание, не могли скрыть первых достоверных сведений о местонахождениях самоцвета.

Достичь богатых янтарем стран можно было и реками Роной и Луарой. Каким бы ни было первое путешествие греков к богатым янтарем берегам Атлантики - морским или речным, - именно оно проложило первую «янтарную» дорогу.

Несомненно, что плавание Питея имело очень большое значение. Даже Геродот, названный современниками за его эрудицию и трудоспособность «отцом истории», ничего не знал о Северном море. Он писал: «Я не верю в существование какой-то реки, называемой варварами Ириданом и впадающей в Северное море, из которой достают янтарь. Неизвестны мне и острова, откуда привозится олово. Только знаю, что олово и янтарь приходят к нам заподлинно с края земли». Такое неверие было непростительно Геродоту!

Снабжение предметами роскоши - такими, как украшения из экзотических минералов, драгоценных камней и металлов, ввоз редких растений и животных играли во многих государствах Средиземноморья такую же важную роль, как и снабжение товарами первой необходимости. Это объяснялось не столько насущными потребностями, сколько соображениями престижа. Пышный церемониал способствовал более тесному сплочению простого народа вокруг правящей элиты. По этой причине правители стремились подчинить себе другие страны, производящие разные блага, или по меньшей мере обеспечить доступность таких благ.

Торговые связи стран Средиземного и Черного морей со странами Северо-Западной Европы, в частности с Прибалтикой, относятся к эпохе бронзы. По морскому пути эгейцы уже в начале II тыс. до н. э. освоили крайний запад, бывший в то время единственным поставщиком в Восточное Средиземноморье олова. Они, а впоследствии и греки (так стали называться жители островов и полуостровов Эгейского моря) совершали далекие плавания на север, вдоль берегов Испании, и на юг, вдоль западного побережья Африки. Мореплаватели добирались до опутанных туманами северных островов, называемых ими Касситеридами или Оловянными. Предполагают, что такие острова находились возле современного полуострова Бретань, где в древности были известны залежи олова. Здесь белокурые люди в звериных шкурах продавали грекам олово, необходимое для выплавки бронзы. Однако греков манило не только олово, но и янтарь. Первые пути таких поездок прослежены по данным археологических находок изделий из янтаря, различного оружия и орудий труда, найденных вместе с монетами двухтысячелегней давности.

Большое значение в развитии торговых связей Средиземноморья с северными странами имела Троя. Она получала янтарь с севера. Но прямых торговых связей между многими государствами не было: самоцвет поступал из третьих рук.

Янтарь транспортировали посредством речных коммуникаций, связывающих Балтийское море с Черным и Средиземным. Таких путей было несколько. Первый начинался в устье Эльбы и шел по ее восточному берегу. После перерыва у современного города Шаде он сворачивал к югу, шел через густые леса и заболоченную местность. Через несколько дней пути караван пересекал р. Аллер (приток Вазера) в районе современного Вердена и шел по левому берегу Вазера. Позже «янтарная» дорога выходила к р. Лаппе в районе современного Падерборна и здесь сворачивала на запад, шла у подножья гор Зауэрланд, через современные города Зост, Дортмунд и у Дуйсбурга выходила к Рейну. Город Дуйсбург - один из древних центров торговли янтарем. Далее путь торговцев шел по Рейну до места расположения современного города Базель. Здесь торговый путь разветвлялся: по Аару (притоку Рейна), по швейцарскому плоскогорью, севернее Женевского озера, а затем вниз по Роне (древнему Родану) или через так называемые Бургундские ворота, вдоль рек Ду и Соны, а впоследствии вниз по долине Роны к Средиземному морю до Массалии.

Второй путь начинался у Гданьской бухты и имел несколько ответвлений. Основной путь пролегал по Висле до р. Нотец, пересекая ее у местечка Накло, затем по Варте, через Познань, Мошин, Зборов, до р. Одры у Глогува и по ней до Вроцлава и по суше в Клодзко. После прохода через Судетскую область путь разветвлялся: западная его ветвь шла через г. Свитаву по р. Свитаве в Брно и дальше по р. Мораве, а восточная - по Мораве от ее верховий до Хохенау, где обе ветви вновь сходились. Дальше путь проходил по Дунаю до расположенного в Паннонии кельтского городка Корнунт (современная Братислава). На этом пути располагалась древнеримская колония Виндобна, положившая начало современной Вене. Затем янтарь через города Шопрон и Сомбатхей (Венгрия), Птуй и Цале (Словения) поступал по суше на побережье Адриатического моря в г. Аквилея, славившийся как центр производства и торговли изделиями из янтаря.

По-видимому, именно этот торговый путь самоцвета имел в виду Плиний Старший, описывая в последнем томе «Естественной истории» путешествие римского рыцаря в середине I в. за янтарем. Посланец привез кусок самоцвета в 13 фунтов (5,3 кг), и в цирке в один день все было украшено им. В это время в моду вошел темно-коричневый янтарь сумеречных тонов. С падением Римской империи (V в.) интерес к янтарю упал.

Английский исследователь Д. Кларк предполагает, что основные пути торговли янтарем в это время сходились в Саксо-Тюрингии. Он же на основании сходства оправленных в золото янтарных кружков, найденных в Британии и гробницах Микен, делает заключение, что отсюда часть самоцвета направлялась в Британию. Некоторое количество янтаря, вывозившегося из Гданьска торговыми караванами по Висле, Бугу, Припяти, Днепру и Дону, через Кубань, Тигр, достигало Персидского залива. Отсюда солнечный камень и изделия из него поступали на рынки Ближнего Востока, преимущественно в Персию.

Четвертый путь длиной около 1500 км начинался у восточной оконечности Финского залива, проходил по Неве, юго-западной части Ладожского озера, Волхову, озеру Ильмень, Ловати, с последующим переходом из Балтийского бассейна в Черноморский по речкам Цевяче, Каспле, Лучесе, верхнему течению Западной Двины и по системе волоков на Днепр в районе Смоленска. От этого города начинался путь по Днепру с важным перекрестком в районе Киева, с труднопроходимым участком днепровских порогов и с выходом затем к Черному морю в районе Херсонеса, а также и других византийских владений в Крыму. Это был «многострадальный и страшный», как называли его историки, путь «из варяг в греки». Главным городом на этом пути был Киев. Наши предки выбрали для Киева едва ли не самое лучшее место. И купцы, ехавшие к нему из далекого Царьграда, и надменный черниговский князь, и дикие половцы, увидев золотые софийские бани у самого неба, испытывали душевный трепет. Северогерманский хронист XI в. Адам Бременский называл Киев «украшением Востока», «соперником» Константинополя.

В IX-X вв. Волховско-Днепровский путь входил в разветвленную систему трансъевропейских водных путей. Торговые связи осуществлялись не только в меридиональном направлении (Волхов, Днепр, Волга), но и с запада на восток по сложным водным системам Приладожья, Приильменья, по Западной Двине, Неману, Десне, Дону, верхнему течению Волги. По речным артериям янтарь проникал в Волжскую Булгарию, за Уральский камень и дальше на восток. Бусы и другие изделия из него неоднократно находили в могильниках на Каме и в монгольских захоронениях. Роль посредника в торговле самоцветом играл Киев. Важной вехой на пути проникновения янтаря на восток была Волжская Булгария домонгольской поры, т. е. в X - первой трети XIII в. Именно в это время она превратилась в развитое в экономическом и социально-политическом отношении государство, игравшее видную роль в средневековой части Старого Света, особенно в Восточной Европе.

Пятый путь, проложенный еще в конце III - начале IV в., проходил по Неве и через Днепр связывал Балтийское море с римскими колониями и Византией.

Именно с тремя последними путями связано появление янтаря на Руси. Балтийский янтарь продавался на торжищах Великого Новгорода, Копорья, Юрьева, Полоцка и других городов. Особенно большое значение в распространении камня имел Новгород, занимавший ключевые позиции в системе водных коммуникаций на перекрестке Балтийско-Волжского и Волховско-Дненровского путей. В X-XIII, а затем XIV-XV вв. это был крупнейший торговый и политический центр, столица «вечевой» республики.

По древнейшим славянским поверьям, янтарь - камень здоровья, силы и красоты. Всякому, кто приобретал его, он якобы даровал долгую жизнь. Многие полагали, что ношение плотно собранных ожерелий из самоцвета предохраняло от простуды. Считалось, что он поглощает тепло днем и держит его всю ночь.

Торговля янтарем, как и всяким товаром, имела периоды оживления и спада. Так, в IV в. до н. э. по ряду причин, одной из которых была экспансия воинствующих кельтов, торговые связи Римской империи с Прибалтикой прервались и возобновились только в I-II веках н. э. Янтарь снова вошел в моду. Однако в конце II в. н. э. из-за войн римлян с маркоманами торговые пути самоцвета резко сократились и уже никогда не достигали былого расцвета.

Мнение, что финикийцы впервые познакомились с янтарем у берегов Балтики, не единственное. Несомненно, что янтарь широко применяли скифы для изготовления украшений: бус, ожерелий, браслетов - их часто находят в скифских курганах-могильниках в Поднепровье. Здесь существовали целые янтарные промыслы, на их материале работали мастерские по обработке самоцвета.

Изделия из скифского янтаря (киевского сукцинита) не уступали по качеству таковым из балтийского. Они служили предметом оживленной в то время торговли и входили в реестр товаров, вывозимых из Скифии. Их охотно покупали финикийские и арабские купцы, приезжавшие в устье Днепра и Буга, где располагался греческий городок Ольвия (25 км севернее Очакова) - великое торжище для всего Причерноморья. Сделанные в последнее время находки изделий из самоцвета в могильниках Причерноморья на территории Одесской и Николаевской областей и отсутствие данных о торговых связях скифов-сарматов с Прибалтикой в это время подтверждают, что в Ольвии торговали не привозным, а скифским янтарем. Важно и то, что такая торговля велась без всяких посредников. Янтарь обменивали на золото и медь, изделия из железа и бронзы, оружие с чеканкой, тонкие сукна. За него платили золотыми и серебряными монетами, которые часто находят вдоль торговых путей янтаря.

С шестым торговым путем связано появление балтийского янтаря в Мексике задолго до открытия Америки. Местные ископаемые смолы, добываемые в джунглях Мексики, из-за их большой хрупкости почти не применяли для изготовления украшений, а использовали в основном как топливо.

Янтарь веками вывозили из Европы в Западную Африку через Средиземное море и в Эфиопию по Красному морю. Туареги и мавры - жители пустыни в Северной Африке - издавна носят украшения из этого камня самой разнообразной формы и цвета. Характер украшений соответствует положению человека в обществе. Особенно красочны одежды, украшенные янтарем, у женщин Мавритании. Многовековую историю имеет торговля балтийским янтарем с Англией, Испанией, Францией и другими странами.

Несчастья и слезы шли за самоцветом по старым «янтарным» дорогам. Эти дороги помнят воинствующих кельтов в легких одеждах и римских легионеров в сияющих доспехах, жестоких воинов-крестоносцев в пышных нарядах и дымные костры инквизиции, пожарища монгольского нашествия и дерзкие набеги викингов. В наше время янтарь способствует развитию добрососедских отношений между народами и странами. Во все времена солнечный камень восхищал ученых и поэтов, мужчин и женщин, великих мира сего и простых людей. Нет такой страны, которая не ввозила бы янтарь или изготовленные из него украшения. В дальнейшем экспорт самоцвета еще более возрастет.

Наша страна занимает первое место в мире по добыче и обработке янтаря. Второе место принадлежит Польше. Широкую известность получили изделия из этого самоцвета, сделанные в ФРГ, Бельгии, Японии, США. Поделочный янтарь и изделия из него у нас покупают около сорока иностранных государств.

Янтарь по сравнению с другими самоцветами недорог. Прекрасный камень несомненно заслуживает того, чтобы внимательнее присмотреться к нему и оценить не только его красоту, но и таинственные, возможно, еще не до конце познанные свойства.

предыдущая главасодержаниеследующая глава












Rambler s Top100 Рейтинг@Mail.ru
© Карнаух Лидия Александровна, подборка материалов, оцифровка; Злыгостева Надежда Анатольевна, дизайн;
Злыгостев Алексей Сергеевич, разработка ПО 2008-2019
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник: 'IzNedr.ru: Из недр Земли'