предыдущая главасодержаниеследующая глава

Под покровом «янтарного» леса

«Янтарные» леса, какими бы сказочными они ни казались, все же существовали. Предполагают, что они покрывали территорию так называемой пра-Фенноскандии. Фенноскандия - это древний континент с непостоянными границами, изменявшимися от кембрийской эпохи к третичной. В начале третичного времени он занимал не только территорию нынешней Скандинавии, Карелии, Кольского полуострова. Прибалтики и севера европейской части Советского Союза - на севере он простирался до Шпицбергена, на западе тянулся до самой Гренландии, захватывая при этом территорию современной Великобритании и Северной Франции.

Сейчас многие исследователи считают, что «янтарные» леса росли на пространствах более обширных, чем территория пра-Фенноскандии. Они входили в состав огромных лесных массивов, которые тянулись от Скандинавских гор до Северного Урала, захватывали северные районы Польского Поморья, территорию Литвы и Латвии, часть Украины и Белоруссии и едва не доходили до Черного моря.

Наука располагает данными, что леса эти, из смолы деревьев которых возник янтарь, появились не позднее верхнего эоцена, т. е. около 45 млн лет тому назад. Неизвестно, существовали ли подобные леса ранее. Нет сведений и о том, когда они исчезли с лица Земли.

Растительность «янтарных» лесов была разнообразной. Преобладали хвойные, преимущественно сосны, выделявшие, как и сейчас при резких повреждениях древесной коры, смолу - живицу. В дальние геологические эпохи смоловыделение отличалось неслыханными для современных лесов размерами. Смола, в изобилии стекавшая по стволам и веткам, накоплялась у подножий деревьев, на почве первобытного леса. Под жаркими лучами солнца она долго оставалась мягкой и текучей. Блеск и аромат, распространяемый смолой, привлекали населяющих лес пауков и насекомых. Нередко насекомых заносил в смолу ветер. Животные постепенно погружались в тягучую массу, а она все продолжала течь.

Изучение остатков животных и растений, заключенных в янтаре, служит основой палеогеографических реконструкций в период от раннего эоцена до позднего олигоцена. Они существенно помогают в определении условий, в которых развивались эти организмы; дают возможность предположить, каким был климат на Земле в те далекие времена, что представляли собой местность и почвы, где рос лес, каким был растительный и животный мир; «расскажут» не только о бурях и грозах, бушевавших в лесу, но и о лесных пожарах и даже о суточных колебаниях температуры. Словом, янтари с включениями животных и растений - это те «информационные окна», через которые можно заглянуть в леса, существовавшие на нашей планете почти 50 млн лет тому назад.

«Янтарные» леса существовали в условиях влажного теплоумеренного климата, напоминавшего в общих чертах современный климат Южной Европы и субтропиков. В нашей стране лучшие черты субтропиков объединяет Южная Колхида. Благодаря сочетанию теплых обильных осадков и защищенности от северных ветров колхидский лес отличается пышностью, необычной скоростью и силой роста. По обилию и разнообразию видов древесных и кустарниковых пород он не имеет себе равных среди лесов других природных зон страны. «Янтарный» лес рос в условиях четкой дифференциации на сухие и влажные периоды года: короткое дождливое лето, мягкая зима; среднегодовая температура не опускалась ниже 18 °С. Во все времена года лес был одет в зеленый наряд.

Это подтверждают находки в янтарях остатков растений (пальм, саговниковых, лавровых) и животных (термитов и др.), развивающихся в условиях тропиков или субтропиков. Но во флоре «янтарных» лесов произрастали также виды (ели, лиственницы, клены, буки и др.), свойственные умеренному климату. Английский исследователь В. Уилер (1914) на основании изучения фауны муравьев в янтарях пришел к выводу, что такие леса росли в условиях преобладания умеренного климата.

Приуроченность растений «янтарного» леса к двум климатическим поясам можно объяснить двумя причинами. Во-первых, леса росли не только на теплых приморских равнинах, но и на невысоких горах с более умеренными климатическими условиями. Во-вторых, в самом начале третичного периода субтропический климат господствовал только в низких и средних широтах, а севернее располагалась зона умеренного климата. Граница между ними проходила примерно по 57° северной широты. Вблизи этой широты росли лесные массивы смешанного типа с формами обеих климатических зон. Вполне возможно, что типичные «янтарные» леса с максимальной смолопродуктивностью располагались именно в пределах этой зоны. Южнее и севернее происходило разубоживание лесных массивов субтропическими и умеренными формами.

Янтарь
Янтарь

«Янтарные» леса представляли собой значительный элемент растительности Земли раннетретичного времени, и можно не удивляться тому, что многие ученые неоднократно пытались воспроизвести их облик. Такой лес - это сложнейшее растительное сообщество. Он отличается столь большим разнообразием видов, что их трудно охватить взглядом и свести в одно описание. Сложность усугубляется еще и тем, что растительные включения в янтарях очень разнообразны по своей природе. Они происходят из разных естественных сред - так называемых биотопов, - существовавших в разных климатических зонах.

В общих чертах «янтарный» лес походил на субтропические леса наших дней, но с большим преобладанием сосен - до 70 % встречающихся высших растений. Предполагают, что сосен росло там до 20 видов. Наиболее распространенными были виды, объединенные названием пинус сукцинифера - сосна янтареносная. Сосны были похожи на современные, их, пожалуй, нельзя было бы отличить от растущих сейчас на Черноморском побережье Кавказа. Приморские равнины местами сплошь покрывали сосновые леса.

Из других голосеменных росли два вида пихты, один - ели; из таксодиевых - один вид глиптостробуса, три - секвойи; из кипарисовых три вида виддрингтонии, четыре - туи, один - либоседруса, три - кипарисовика, два вида можжевельника.

Среди покрытосеменных установлено десять видов дуба, два - бука, два - каштана, четыре - платана, пять - клена, а также много более мелких растений, относящихся к 31 семейству.

Растения в «янтарном» лесу образовывали сложную систему ярусов по вертикали. Группы растений, обитающих на различных вертикальных уровнях, могут быть определены следующим образом.

  1. Основной ярус, формирующий общий полог. Это не исключает возможности произрастания отдельных деревьев, кроны которых располагаются выше общего полога. Деревья основного яруса - процветающие, поднявшие зеленые кроны к небу, они забирают основную часть солнечных лучей.
  2. Второй ярус состоит из древесных пород довольно крупных, чтобы их можно назвать кустарниками, - выше десяти метров, но все же не достигающих уровня основного яруса.
  3. Ярус древесных кустарниковых пород ниже десяти и выше одного метра.
  4. Ярус древесных кустарников высотой ниже метра.
  5. Ярус трав высотой до метра.
  6. Напочвенный ярус.

Не все группы растений росли в одном месте. Если основной ярус образовывал очень плотный полог, он мог быть представлен только одной группой организмов. Под хорошо развитым ярусом древесных кустарников (с открытым сверху пологом) произрастали растения слабо развитого яруса трав. Второй ярус - обычно компонент не только «янтарного» леса, но и современных влажных тропических лесов.

Основной ярус был представлен соснами, которые образовывали очень плотный полог. Сосны выделялись высотой - до 50 м, прямым, высоко очищенным стволом с красновато-коричневой корой, изящной кроной. Внизу в живом напочвенном покрове хорошо рос вереск. Судя по обилию смолы, сосны часто повреждались. Раны наносила непогода (ураганы), эпидемические заболевания и животные (человека в то время еще не было). Среди сосен росли отдельные экземпляры гигантских деревьев - секвойи, высокие стройные стволы которых достигали 112 м. Характерная особенность секвойи - ее способность давать обильную поросль; около одного дерева можно встретить до двух новых поколений. К тому же кора ее трудно загорается, поэтому дерево не боится пожаров. Третьим элементом основного яруса был кипарисовик - вечнозеленое дерево, достигающее высоты сосен, а иногда и выше. Ствол его утолщен при основании и очищен от ветвей до высоты 40 м и более. Кипарисовик ассоциировал с гигантской - до 60 м - туей, похожей на зеленую пирамиду; у туи плотная крона, ее нижние ветви свисали до самой земли. Сосновые леса с участием секвой в олигоценовое время занимали огромные пространства. Остатки их известны сейчас только на ограниченной территории запада Северной Америки.

Под защитой хвойных деревьев располагались древесные породы второго яруса, состоящие в основном из гамамелидид (бук, каштан, дуб, платан, вяз). Третичный период был для них временем наибольшего расцвета. Важнейшей лесообразующей породой был дуб (листопадные и вечнозеленые формы) с развитыми у основания ствола мощными дисковидными формами и обильной прикорневой порослью. На ветвях его произрастали зеленые стебельчатые паразиты из семейства ремнецветниковых. Их яркоокрашенные цветы были приспособлены к опылению птицами. На ремнецветниковых, в свою очередь, паразитировали санталовые растения.

С дубами росли буки - большие листопадные деревья с колоннообразными стволами высотой около 40 м и округлыми тенистыми кронами. Их стволы были облеплены орхидеями и обвиты лианами. Под сенью буков с сомкнутыми кронами ничто не росло. На равнинах и реже в гористой местности с дубами и буками встречались каштаны. Дубы образовывали дубово-буковые или дубово-каштановые леса и леса с примесью платана, ильма, клена, ясеня. Платаны - светолюбивые листопадные деревья с густой широкой кроной - произрастали на богатых аллювиальных почвах по берегам рек и озер. Заметны в «янтарном» лесу ильмовые (ильм, вяз, берест). Наиболее высокими - до 27 м - были вяз гладкий и ильм горный. Густые шаровидные или продолговатые кроны их почти не пропускали солнечных лучей. На стволах старых деревьев находились капы - огромные наплывы уплотненной древесины. Флористы считают, что ильмовые существуют на Земле десятки миллионов лет и за это время сколько-нибудь существенно не изменились, несмотря на неоднократную и подчас резкую смену условий жизни. В смеси с дубом часто произрастает ясень - листопадное дерево с прямым стволом высотой 20-30 м. Некоторые виды его заходили в буковые леса. Глубокие супеси в лесу покрывали можжевельники - деревья из семейства кипарисовых, достигающие высоты 30 м.

Немалую долю в красоту «янтарного» леса вносили клены, более распространенные в гористых участках, чем на равнине. Наиболее вероятно, что здесь произрастали клены лавровый и красный. Последний украшали не только красные листья, но также желтые и фиолетовые, придающие деревьям особую привлекательность. С наступлением осени клены меняли свой наряд на багряный, золотисто-желтый, расцвечивали пейзаж неожиданными огненными пятнами, а затем и вовсе сбрасывали свой удивительный покров. Деревья редко краснели сразу: изумрудно-зеленые листья соседствовали с желтыми и оранжевыми, создающими постепенный переход по тону и насыщенности красок, чтобы внезапно взорваться ярким багрянцем...

Заметна доля в растительности второго яруса деревьев с большими красивыми цветками. Видное место среди них занимали магнолиевые и диллениевые. Даже сейчас редко какое из деревьев превосходит тюльпановое по величию и грациозности прямых колоннообразных стволов, достигающих в окружности 10 м. Необычно выглядят эти деревья, усыпанные красочными «тюльпанами». Листья их похожи на листья калины. Дилления - дерево высотой до 30 м с раскидистой округлой кроной и оранжево-коричневым стволом. На верхушках его ветвей в окружении крупных гофрированных листьев красовались белые ароматные цветки диаметром до 20 см.

Во влажных участках «янтарного» леса росло «дождевое дерево», или саманея. На сырых заболоченных участках произрастали ивы, а на сухих почвах - груши. Среди вечнозеленых форм второго яруса выделялись рододендроны - деревья высотой до 20 м, а также представители семейства смолосемянниковых с листьями до 30 см в длину и смолоносными канальцами в коре.

Отдельные участки занимали лавровые деревья с красивыми кожистыми пахучими листьями. Это коричник - вечнозеленый ароматический кустарник, чьи листья издавали пряный запах корицы, гвоздики, мускатного ореха. В «янтарном» лесу росло три вида коричника.

Ярус кустарниковых древесных пород был развит слабо. Под пологом из дубов и лавровых рос дикорастущий чай - настоящее дерево со стволом диаметром 50-60 см, но в высоту не более 10 м. На сухих солнечных склонах располагались заросли маслинных - маслины и жасмины. На опушках встречались крушиновые с цветами на голых ветвях и стеблях, а также жимолостные - жимолость и бузина, многие диллениевые - долго и обильно цветущие растения. Некоторые из них, начав цвести в возрасте трех-четырех лет, продолжают цвести всю жизнь. На болотистых почвах произрастали глиптостробусы - кипарисовые веткоподобные деревца высотой 4,5 м.

В ярусе древесных кустарников высотой ниже метра находились ладанниковые - растения сухих склонов и солнечных местообитаний сосновых лесов. Они опушены различными волосками, выделяющими ароматическую смолу - ладан. На сухих песчаных почвах росли стелющиеся формы вересковых, в основном подбелы и толокнянки; на каменистых горных склонах и затопляемых берегах - миртовые с красными цветами, опыляемыми птицами; на заболоченных участках и болотах - мареновые со стеблями, в утолщениях которых селились муравьи; по берегам небольших зарастающих водоемов и на заболоченных лугах - заросли мирики болотной с характерным смолистым запахом. В воздухе стоял сильный аромат цветов клетровых.

Янтарь
Янтарь

Довольно развитым в «янтарном» лесу был ярус трав из льновых, кутровых, гречишных, зонтичных и крапивных; на опушках произрастали гераниевые - растения с пурпурными и фиолетовыми цветками и пальчаторассеченными листьями, выделяющими эфирное масло. Цвело волчье лыко, называемое еще волчником или волчеягодником, с небольшими розово-сиреневыми цветками, сидящими прямо на веточках. Под тенью деревьев почву устилал сплошной покров кисличных - трав с тройчатыми листьями, как у клевера, и небольшими бело-розовыми цветками. Мягким нежно-зеленым ковром расстилались заросли кислицы, прячущие острые кристаллики щавелевой кислоты. Много было камнеломковых - трав с мочковатыми корнями, сочными листьями и разнообразно окрашенными цветками. Особенно красивы камнеломки в горных участках. Выделялись разнообразием форм и оттенков колокольчиковые: синие, фиолетовые, голубые, лиловые и даже белые. Всю поляну окутывала нежная фиолетовая дымка.

Напочвенный ярус в «янтарном» лесу состоял в основном из лишайников и мхов, довольно широко распространенных и в современных лесах. На земле, на старых пнях и мхах толстым слоем росли кладониевые лишайники - желтовато-белые дерники высотой до 10 см. Здесь же на земле находились куртины цетрариевых лишайников - коричневых кустарников высотой также до 10 см. Чрезвычайно развиты были обычные и печеночные мхи. Толстой плотной подушкой покрывали они почву между соснами, в сплошную изумрудную моховую шубу одевали стволы деревьев, длинными причудливыми космами свисали с ветвей.

Под замшелыми деревьями царили влажный густо-зеленый полумрак и тишина. Здесь не было трав и пышных цветов. Опавшие сучья и ветки медленно гнили, образуя вместе с опавшей листвой, пустыми соплодиями, прицветниками и чешуйками коры подстилку. Медленно истлевали огромные стволы мертвых деревьев.

В почве и лесной подстилке жили бактерии, немногочисленные экземпляры которых (всего пять родов) найдены в янтаре, а из других низших растений - слизевики и грибы. Вегетативные тела слизевиков представлены плазменной массой, не одетой оболочкой. Слизевики бесцветны или окрашены в желтые либо оранжевые тона. Они обитали в глубине гнилых пней, под опавшими корой или листьями, в трещинах и щелях замшелых колод. Из грибов наиболее распространены были представители семейства полипоровых, вызывающих белую развивающуюся гниль. Они поселялись на живых и мертвых стволах широколиственных пород, на пнях, сухостое и валежнике дуба, ивы, ясеня и очень редко на пихте. На самых разнообразных субстратах растительного происхождения находился плесневый налет несовершенных грибов (родоначальника тех грибов, которые дали миру первый антибиотик пенициллин). Существование двух семейств низших грибов (сахаромицетовых и энтомофторовых) было непосредственно связано с насекомыми. Первые паразитировали на насекомых и иных членистоногих (клещах, пауках и др.), вторые ассоциировали с жуками-ксилофагами, в частности короедами, поражающими хвойные. На влажной почве гнилой древесины и пнях лиственных деревьев пестрели фиолетово- и каштаново-коричневые россыпи пецицевых грибов с плодовым телом в виде чаши диаметром 1-3 см (это ближайшие родственники сморчковых грибов).

Своеобразный облик «янтарному» лесу придавали пальмы с листьями перистого, напоминающего листья финиковой пальмы, и веерного типов. Они росли в подлеске, под защитой хвойных. Некоторые из них совсем не имели ствола и состояли только из венца расходящихся перистых листьев. Близкие к ним пальмы сейчас растут во Флориде. Примечательным элементом леса были дикие бананы - многолетние травянистые растения со стволом высотой 10-15 м, образованным листоватыми влагалищами, и довольно крупными листьями, похожими на распущенные зеленые зонты. Деревья и кустарники переплетали древесные лианы. Влажная атмосфера способствовала произрастанию эпифитов - растений, живущих на деревьях. Среди них обычными были полиподиевые папоротники, распространенные сейчас по всему земному шару. Произрастание папоротников на поверхности коры дерева повышало влажность и, в свою очередь, способствовало увеличению в этих местах количества бактерий, грибов и насекомых.

...Тихо в лесу. Медленно истекают из стволов, веток и сучьев первобытных сосен капли смолы, распространяющей в воздухе крепкий аромат. Смола стекает в изобилии по коре, накопляясь у подножия, капает на листья растущего под сосной дерева. Живица! Образно назвал народ соки сосны. Дерево само заживляет раны.

Жаль, что мы можем пригласить вас только в воображаемое путешествие по «янтарному» лесу. И все же давайте представим себе невообразимо далекое ясное тихое утро. Первобытно дремуч, несказанно красив «янтарный» лес. Могучие колонны вековых сосен величавы и спокойны. Безмолвно уносятся они вершинами ввысь и как бы держат на своих кронах голубой купол неба. Занимается погожий день. Первые лучи солнца вспугивают дремавший ветер, он ласково и убаюкивающе качает верхушки деревьев, раскачивает ветви, иногда срывает с листьев капли росы, и тогда в кустарнике шелестит небольшой дождик. Легкие дождинки тонкими блестящими нитями бесшумно опускаются на землю. А внизу тихо, спокойно...

Солнечные лучи придают красновато-бурым стволам сосен бронзовый оттенок. Пробиваясь сквозь сомкнутый полог древних дубов, они сверкают бриллиантами-росинками на каждом листочке и цветке, и от этого лес кажется насквозь просвеченным солнцем. Терпко пахнет вечнозеленой хвоей и увядшими травами. Что может сравниться с этим смолистым, настоянным на разогретых солнцем цветах воздухом, с шорохом кустов и ветвей первобытного леса! От него веет силой земли, ее щедростью, богатством.

Подобно гигантской сети заплели деревья лианы, образовали непроходимые заросли. Эти цепляющиеся или вьющиеся растения с гибкими деревянистыми стеблями используют деревья как опору и порой поднимаются по ним до самых крон на большую высоту.

Много эпифитов. Не имея прямой связи с грунтом, цепляются они за другие растения или пробираются по ним, чтобы получить питание и влагу из воздуха. Особенно красивы папоротники, растущие не только на стволах, но и на толстых ветвях даже на верхушках деревьев. Нельзя не залюбоваться крупными - до первых десятков сантиметров - бело-кремовыми цветками магнолии, превратившими дерево в настоящий букет. Интересно, что в нераскрывшихся бутонах этого величественного дерева температура почти на 10° выше температуры окружающего воздуха. Восхитительны белые ароматические цветки диллении - их считают одними из самых красивых в растительном царстве. Пряно пахнет коричное дерево. А вот и «дождевое» дерево с его гигантской кроной, состоящей из складывающихся на ночь листочков; ночью дерево никого не защитило бы от дождя.

Среди кустарников выделяются дикорастущий чай с продолговато-эллиптическими листьями и белыми цветками со слабым ароматом; заросли бузины с красными, словно угольки, гроздьями ягод; ладанниковые с красными и белыми цветками, раскрывающимися на солнце и поворачивающимися за ним; бересклет с небольшими оранжевыми плодами-абажурчиками.

В лесу кипит жизнь. Много муравьев, по внешнему виду ничем не отличающихся от современных шестиногих рыцарей леса. Они постоянно в движении: бегают по проторенным дорожкам, неустанно тащат в муравейник корм, строительный материал, веточки, кусочки смолы, личинки, о чем-то беседуют, касаясь друг друга усиками. Удивительно слаженна работа муравьиного семейства. Муравейники - неотъемлемая часть картины «янтарного» леса.

Заметно возвышаются над почвой земляные холмики другого рода - кирпично-красные или желтоватые, с множеством отверстий. Если не удержаться и сунуть палец в одно из них, в ноготь тут же вцепится какое-то насекомое. Это термит - похожее на муравья насекомое с длинным белым брюшком и желтой головкой. (Иногда термитов называют белыми муравьями.)

На стебле зонтичного растения притаился богомол с глазами безумца, лишенным подбородка «ликом» и мнимо молитвенно сложенными тощими передними ножками, усаженными острыми шипами. Ими богомол ловко ловит мелких насекомых, делая быстрые выпады. Здесь же невдалеке можно заметить и другое насекомое из отряда богомолов - эмпузу в характерной для нее позе молящегося, с загнутым вверх брюшком. Длинные ноги ее действуют по принципу рычагов: они помогают насекомому охотиться, не сходя с места, не только выдвигая все его тело вперед, но и наклоняя его в стороны.

Шорох, похожий на шуршание колес на асфальте шоссе, создают летящие стрекозы. В приречном мире не найти созданий изящнее. Неустанно гоняются за мошками, комарами и мухами над водой настоящие стрекозы, фиалково-синие красотки с чуть великоватыми для них глазами, состоящими из тысячи простых глаз-фасеток (такие глаза одновременно смотрят во все стороны). Длинные их ноги усажены жесткими волосками, куда во время полета попадает добыча. Красива в полете стрекоза: то круто взмывает она вверх, то неподвижно зависает в воздухе, то летит боком, то делает плавный круг над прибрежной растительностью. Взмах ее крыльев напоминает полет балерины в сказочном танце. Попадались крупные стрекозы с размахом крыльев до 11 см.

Из множества обитающих в лесной подстилке, во мху, на деревьях пауков интересны рыжеватые пауки, например филодремус. Они почти незаметны на древесной коре такого же цвета. Защитная окраска помогает паукам при охоте. На цветах и травах промышляют цветочные пауки-бокоходы, умеющие удирать не только вперед, но и в сторону, и пауки-скакуны, прыгающие далеко в высоту и вперед. В затененных местах много паутины. Туго натянутые полотна крепкой паутины - естественная преграда при продвижении в глубь леса. В полутьме густого леса она не видна. Затаился в листве, дожидаясь ночной поры, отливающий синевой мохнатый паук-птицеед с размахом синеватых ног, усаженных рыжеватыми волосками, 20Х20 см. Ловчих сетей этот паук не плетет.

Над цветочными растениями летают пчелы и осы. Быстро обследуют цветки золотые осы, или осы-блестянки. Их тела сверкают, как драгоценные камни, переливаясь множеством оттенков - от изумрудно-зеленого до синего с металлическим отливом. Осы так заняты своим делом, что не обращают ни на кого ни малейшего внимания. С басовитым гудением перелетают с цветка на цветок, копаются в цветочной пыльце мохнатые шмели. Цветочная поляна гудит от множества малых трудяг. Между тычинок и лепестков цветов ползают трипсы - крошечные насекомые с удлиненным телом и узкими крыльями, усаженными по краю бахромой ресничек.

Вьются над цветами похожие на пчел и ос мухи-журчалки, лакомятся нектаром. Они то подолгу неподвижно висят в воздухе, быстро работая крыльями, то вдруг молниеносно исчезают. В цветах зонтичных растений копаются щелкуны, крупные и мелкие пестрые мухи. А вот тля, впилась хоботком-иголочкой в жилку листа и тянет из него соки. Нижние части листочков блестят, как полированные, от застывших капелек, которые тли выпускают. Труднее заметить хорошо прыгающих цикадок, также высасывающих соки из листьев. Тлей поедают верблюдки - насекомые с удлиненным телом и вытянутой головой, напоминающими отдаленно голову и шею верблюда.

Быстро бежит по растению, ловко маневрируя ногами-ходулями, паук-сенокосец. Поймать насекомое можно только за одну из них. При попытке схватить паука ходули-ноги у него отламываются, но не остаются неподвижными, а продолжают дергаться, чем помогают «калеке» уйти от преследователя.

Поляны, переходящие одна в другую, манят в глубь леса. Кружат над ними бабочки. Изумительно красивые, они то поднимаются вверх, то опускаются к траве, грациозно застывая на цветках и как бы сливаясь с ними, Недаром в древнем Риме верили, что бабочки произошли из цветов. Далеко видны бабочки с размахом крыльев около 15 см. В «янтарном» лесу много и более скромно окрашенных бабочек-мешочниц, живущих в шелковистых чехликах, укрепленных частицами листьев; коричневых листоверток - мелких молевидных бабочек с довольно толстым телом и пестро окрашенными передними крыльями. На стволах деревьев встречаются настоящие моли с красочными передними крыльями, а также первичные моли и красивые огневки. На листьях растений, не сразу заметные, попадаются долгоносики и клопы.

А сколько в лесу жуков! Усачи, скрипачи, листоверты, скакуны, жужелицы, карапузики, долгоносики, встречающиеся в современном лесу, обильно населяли «янтарный» лес. Одни из них были будто одетые в траур, другие светились в лучах солнца бирюзовой голубизной; у одних короткие булавовидные усики, у других длиннейшие роскошные усищи. Многие из них яркостью и разнообразием окраски напоминали блестящие драгоценные камни. Не было недостатка и в мелких букашках, рассмотреть которых можно было бы только с помощью увеличительного стекла.

Танцующие столбы легкокрылых насекомых - это сотни нежных комариков-трихоцеридов, справляющих свои свадьбы. Их личинки развиваются в гниющих грибках и мертвой древесине, чем насекомые помогают природе перерабатывать органические вещества.

Наряден влажный участок леса с обильными россыпями грибов - голубых и оранжевых, растущих на земле, на пнях и стволах деревьев, часто до основания изъеденных личинками грибных комариков и комаров, гусеницами бабочек и другими грибоедами. Обильны грибы-трутовики, образующие копытовидные наросты на ослабленных деревьях. Под вывороченным пнем во мху попадаются и грибные комарики - небольшие желтоватые насекомые с длинными ногами и уховертка - мелкое животное с удлиненным телом и двумя выростами-«саблями» на конце брюшка. Это животное отдает свое мертвое тело на съедение родному выводку. Выросты на конце брюшка украшают и двухвостку, удиравшую от опасности задом наперед. В лесной подстилке, среди лишайников, можно увидеть едва заметную, хоть и проворную серебристо-белую щетинохвостку. В верхних слоях почвы и под корой деревьев обильны ногохвостки - насекомые с прыгательной вилкой на конце брюшка, с помощью которой они совершают резкие скачки.

Янтарь
Янтарь

Лишайниками и грибами питаются также сеноеды - мелкие насекомые с нитевидными усиками. Они обитают не только в подстилке, но и на стволах и ветвях деревьев, покрытых лишайниками. Во влажных местах среди опавшей листвы ползают скорпионницы с загнутым вверх брюшком, напоминающим брюшко скорпиона, - представители одного из древнейших на Земле отрядов насекомых. В затененных местах изредка обнаруживаются низшие ночные бабочки (моли, мешочницы, листовертки).

Там, где лес подходит к речке с мягкими илистыми берегами, покрытыми прибрежной растительностью, у воды и над водой много крылатых насекомых. У них прозрачные, сетчатые крылья, передние заметно больше задних, тонкое длинное брюшко, заканчивающееся тремя хвостовыми нитями. Быстро махая крыльями, насекомые взмывают вверх, затем на некоторое время замирают и благодаря сравнительно большой поверхности крыльев и длинным хвостовым нитям медленно спускаются вниз. Это поденки. На берегу среди растений обитают веснянки. Здесь же можно увидеть молеподобных ручейников; в сидячем положении они складывают крылья, как крышу, у себя на спине и прикрывают ими все тело. Много у воды и вислокрылок. В заводях обилие комаров и водомерок. На дне прозрачных ручьев, впадающих в реку, множество трубчатых домиков, как бы возведенных искусным архитектором. Это домики личинок ручейников, построенные из песчинок, мелких раковин и растительных частиц, скрепленных паутинками. Личинке в них очень удобно: можно совсем спрятаться в трубочку и спокойно в ней спать. А если хочешь двигаться, то нужно только высунуть передние ножки и спокойно ползи по дну вместе с домиком...

Несомненно, растительный и животный мир «янтарных» лесов был богаче, чем можно представить себе по характеру включений в янтарях. В смолу попадали только мелкие животные, в основном членистоногие, привлеченные ее блеском и запахом. Но ведь «янтарные» леса населяли не только животные- пигмеи. Обилие пищи под пологом деревьев среди наземной растительности и в верхнем почвенном горизонте, где сконцентрирована значительная часть корней, служило основой для существования крупных животных. Они не увязали в хвойной смоле, но оставляли в ней часть своего покрова (перья, кусочки кожи, волоски из шерсти т. п.). Это служит доказательством обитания в «янтарном» лесу зверей и птиц, в основном насекомоядных. Птицы (синицы и дятлы) хорошо летали, что вполне соответствовало их облику охотников за насекомыми.

Уже в то время существовала высокая организация общественных насекомых подотряда жалящих перепончатокрылых (так в науке именуют муравьев). По уровню организованности она приближалась к человеческой цивилизации. Муравьи занимаются многими видами деятельности, свойственной человеку; заметим, что многие работы они выполняют лучше человека. Надо сказать, что наиболее организованными в «янтарном» лесу были три группы животных: муравьи, термиты и пчелы. Благодаря хорошо развитой нервной системе и химической активности организмы термитов, муравьев и пчел объединили свои миниатюрные «мозги» в сложные высокоразвитые сообщества, поразительные по своей организованности - «социальности». На первый взгляд кажется, что органы чувств насекомых значительно совершеннее человеческих; но это не так, часто они гораздо грубее. Речь может идти не о разуме насекомых, а об их инстинктах и высоком уровне поведенческих реакций - и не только сейчас, но и 50 млн лет тому назад.

Значительную роль в «янтарном» лесу играли мухи. Они круглый год надежно служили вечнозеленым растениям. Термиты беспрестанно уничтожали все растительные остатки и корни отмерших деревьев, непрерывно перемешивали частицы почвы, вынося минеральные элементы из глубинных слоев к поверхности и обратно. Муравьи играли важную роль в образовании органического вещества и как звено в цепи питания. К тому же они бдительно охраняли зеленые растения от листогрызущих насекомых. Пчелы - главные опылители цветов большинства деревьев и лиан. Недаром Ч. Дарвин говорил, что Земля превратилась в рай благодаря появлению цветковых растений и пчел. Среди их функций особое место занимает антофилия - использование насекомыми цветков для питания нектаром или пыльцой, для добычи или укрытия. По сравнению с другими двукрылые опылители менее теплолюбивы - отсюда ясна их роль в опылении растений в более холодных горных участках. Особое место занимали кровососущие мухи-слепни. Наличие их подтверждает существование в «янтарном» лесу крупных животных.

Сложным поведением и высокоразвитыми инстинктами отличались пауки. Главная их особенность - способность строить паутину. Известно, что на долгом пути исторического развития пауки использовали ее прежде в иных целях - для устройства яйцевых коконов, выстилания убежищ. Но в «янтарном» лесу они уже строили из паутины совершенные ловчие сети. Для строительства их необходимо сочетание, «смесь» инстинктов с умением приспосабливаться к конкретным условиям. Небезынтересно и то, что разгадка многих сторон происхождения и становления жизни на Земле кроется в изучении жизни и анатомии именно пауков, их удивительной приспособляемости к переменчивым условиям внешней среды. Короче, жизнь пауков, как говорится, полна чудес, достойных самого пристального внимания и изучения.

Следует подчеркнуть вертикальное распределение членистоногих в «янтарном» лесу. В самом нижнем ярусе обитали животные с темной окраской, любители прохлады и сырости: в почве - термиты, в подстилке - тараканы, муравьи, сверчки и спрятавшиеся в сухой опавшей листве ночные бабочки. В нижнем ярусе растительности располагалась основная масса пауков (из-за высокой влажности подстилки). С нижними участками подлеска связан ряд видов мух, мелких цикад, растительноядных клопов, жуков-листоедов, долгоносиков и гусениц многих бабочек. Выше, где много ярких и крупных цветов, в условиях обилия пищи и света, держатся светолюбивые пчелы, крупные бабочки, стрекозы, крупные мухи. Именно на этих животных природа израсходовала свои самые яркие и пестрые краски.

«Янтарные» леса - неповторимое явление в жизни нашей планеты. Они были не только основой жизни сотен тысяч уникальных видов растений и животных, но и природной системой климатического равновесия в третичном периоде. Леса росли в условиях влажного теплоумеренного климата и пересеченного горного рельефа. В них были озера, заболоченные участки и водоемы с медленно текущей водой. Прохладные источники давали начало ручьям, впадающим в быстротекущие реки. Лесами были заняты не только влажные участки долин, но и сухие каменистые почвы небольших возвышенностей. Стройные сосны местами сбегали прямо к воде, у их корней плескались, ласково шурша и перебирая мелкий песок, волны теплого моря. На небольших мысах, выдающихся в море, лес отступал от кромки берега. Лес был хрупок и легко раним. В нем периодически бушевали пожары, которые уничтожали растения и животных. После этого он с трудом поддавался восстановлению.

Совместное существование всех групп растений, которые представлены в янтаре, сейчас не отмечается ни в одном районе мира. По мнению советского энтомолога В. В. Жерихина, наиболее близкими современными аналогами «янтарных» лесов следует считать смешанные леса с участием сосен и отчасти сосновые леса горных районов Центральной Америки, Южного Китая или среднегорного пояса Гималаев.

«Янтарные» леса росли до тех пор, пока резкие изменения климата и условий внешней среды сделали невозможным их дальнейшее существование.

Шли тысячелетия, летели века... Значительная часть территории, занимаемой «янтарными» лесами, опустилась под уровень моря, а потом вновь поднялась из морской пучины. Заметно посуровел климат. Задули холодные ветры. На материк с севера подвинулись льды. Двухсотметровой толщей сползали они по речным долинам, уничтожая на своем пути все живое и неживое, до голого камня срезая землю. И только там, где иссякла сила великого оледенения, кипела жизнь. Периодическое наступление и отступление льдов существенно изменило живой мир территории, ранее занимаемой «янтарными» лесами. Осыпались цветки магнолий, вымерли пальмы, исчезли другие теплолюбивые растения, вместо них выросли другие. В это время и сформировался берег, где стоят теперь Клайпеда, Калининград, Гданьск. И только янтарь - окаменевшая смола первобытных сосен с обильными органическими остатками, выносимая на берег холодными водами Балтийского моря, - неоспоримо свидетельствуют о тех мирах, которые существовали задолго до появления на Земле человека.

предыдущая главасодержаниеследующая глава














Rambler s Top100 Рейтинг@Mail.ru
© Карнаух Лидия Александровна, подборка материалов, оцифровка; Злыгостева Надежда Анатольевна, дизайн;
Злыгостев Алексей Сергеевич, разработка ПО 2008-2019
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник: 'IzNedr.ru: Из недр Земли'