предыдущая главасодержаниеследующая глава

Открытие

Прошли две недели с тех пор как Тумур и его команда - техник Олзвой и рабочий Батсух - продвигались по Шаварын-голу, намывая шлихи по ручью и боковым притокам. Весь маршрут был продуман заранее, отработана методика шлиховых поисков, и все же ничто не гарантировало от разных неожиданностей. Уже в самом начале своего маршрута Тумур "напал" в шлихах на след хризолита и уверенно, как охотник, пошел по этому следу. Пробы буквально пестрели хризолитом, прозрачным и желтовато-зеленым, словно перезрелый виноград. Иногда в шлихах проскальзывали редкие и мелкие крупинки красного компонента, которые так хотелось назвать пиропом. Но Тумур не спешил с выводом - ведь никто раньше не видел его! Все "подозрительные" пробы с красными зернами он переправлял время от времени в лагерь на определение. Истекала третья неделя неустанного поиска. И вот, Тумуру, казалось бы, повезло. Он вышел на короткий боковой водоток, не обозначенный на карте и затерявшийся среди заболоченной тайги. Шлихи, отобранные из этого ручейка, были переполнены свежим ярко-зеленым хризолитом неокатанной, угловатой формы.

"Коренной источник рядом, вероятно, на этой округлой и сплющенной, как хушуур*, сопочке", - решил Тумур и с ходу "атаковал" ее. В первой же закопушке, вырытой на задернованном склоне сопки, они обнаружили крупные зерна хризолита и обломки черных хризолитсодержащих пород. Однако в намытых пробах, как этого им не хотелось, не оказалось ни единого красного минерала. И, видя это, Тумур не стал больше тратить время и усилия на дальнейший поиск коренного источника хризолита. Он нанес место его предполагаемого нахождения на топографическую карту и аэроснимок и устремился дальше. Всем своим нутром Тумур чувствовал, что не это главное: надо цеплятся за находки красного компонента и неукоснительно идти за ним по красному следу. Он шел за крупной "дичью" и не ошибся: в верховьях Шаварын-гола в шлихах вдруг неожиданно оказались пиропы. Теперь уже без сомнения это были пиропы, и не крупинки, а угловатые зерна величиной с горошину. Путеводный ручей вскоре кончился: открылся вид на плоский водораздел между долинами Шаварын-гола и соседней рекой Нарын, на которой находилась партия. В косых лучах заходившего солнца резко проступали мягкие, пологие склоны водораздела, покрытые темно-синими тенями, а на вершине его ощерилась ломаная линия полуосвещенных гребней и одиночных скал.

* (Хушуур - монгольские чебуреки.)

Тумур остановился на краю долины, решив сделать здесь ночевку перед очередным броском в неизвестное. Пока разжигали костер и готовили ужин, он в задумчивости осматривал местность. На задернованной и кочковатой поверхности долины были разбросаны глыбы томно- серых базальтов. Тумур наклонился и, подняв с земли кусок пористой лавы, стал внимательно рассматривать ее. Внешне порода была похожа на вулканический шлак с вулкана Хоргийн-тогоо и содержала те же включения табличек санидина. Но здесь к тому же были обильные включения сгустков зерен хризолита округлой формы, подобные тем, какие, еще совсем недавно он видел на Чулутын-голе. "Оливиновые бомбочки! - промелькнуло у него в голове. - Значит, где-то рядом, скорее всего на этом вот водоразделе, должно быть вулканическое жерло. Все следы ведут туда!". Сдерживая охватившее его волнение и желание немедленно рвануться вперед, он сел на замшелую глыбу базальта и достал из куртки примятую пачку уже кончавшихся сигарет.

- Куда поведешь нас, дарга? - спросил подошедший к нему местный охотник, добровольно присоединившийся к геологам и во всю старавшийся скрасить их кочевой быт удачной охотой.

- Вон, туда! - кивнул Тумур в сторону синеющего вдали водораздела.

- О-о, Шаварын-царам! - покачал головой охотник. - Плохое, однако, место, глухое и топкое. Даже зверь туда не ходит. Понимаешь?!

- Все ясно, - ответил ему Тумур, пряча улыбку в черную щетину усов. - Вот туда и пойдем: где зверь не прошел - пройдет геолог.

Наутро вся группа, поднявшись по пологому водоразделу, вышла с востока к урочищу Шаварын-царам. В первых же сделанных здесь закопушках были найдены крупные пиропы. Тумур еще не знал тогда, что зацепился за восточный фланг пиропоносной россыпи. Не знал и того, что на другом конце Шаварын-царама уже наткнулся на пиропы Намсарай.

18 августа 1973 г. поисковые группы Намсарая и Тумура, наконец, встретились. Они пришли к Шаварын-цараму разными путями, опробовав десятки километров речных долин, промыв сотни шлиховых проб. И все это было сделано за невиданно короткий срок - менее одного месяца. Это была редкая удача. И, радуясь общему успеху, они кинулись обнимать друг друга, измученные долгими маршрутами, грязные от пыли и пота. А через день на Шаварын-цараме была уже вся партия. Мунхтогтох оборудовал здесь новый лагерь на левом берегу Нарын-гола, в устье того безымянного ручья, с которого Намсарай начал свой победный путь к россыпи. От лагеря до Шаварын-царама было не более 8-10 км, но пешком ходить не пришлось. Все тот же Дашвандан из лихого племени шоферов, лавируя среди каменных завалов и топи, проложил на своем ГАЗ-66 путь до самого объекта.

Попав на Шаварын-царам, мы несколько часов бродили по этой весьма необычной перевальной долине, занимающей водораздел Нарын-гола и Шаварын-гола. Она довольно четко выделялась на местности и имела вытянутую в широтном направлении форму с изогнутыми, заливообразными очертаниями бортов. Длина ее оказалась около 3 км, а ширина составляла от 300 до 700 м.

Шаварын-царам лежит на высоте более 2000 м. В восточной части его - перевал Дунд-дава со сложенной, как обычно, каменной пирамидой - обо. Однако среди камней мы не обнаружили привычных приношений духу гор - "хозяину" здешних мест, не было здесь ни одной "жертвенной" монетки или лоскутка материи. И все потому, что это место издавна пользовалось дурной репутацией. Местные жители избегали посещать Шаварын-царам, где лошади спотыкались о скрытые под мхами камни и увязали в топкой глине - шавар. Араты предпочитали пользоваться более удобными и спокойными перевалами, нежели этот, - дикий и мрачный, считавшийся обиталищем злых духов.

Северный борт долины окаймляли скалистые склоны с глыбовыми осыпями и зубчатыми утесами, торчащими как развалины старинных крепостей. Здесь выходили на дневную поверхность светлоокрашенные породы девона - конгломераты и песчаники, круто наклоненные к юго- востоку - в сторону перевала.

Общий вид Шаварын-царама. Фото О. И. Климберга. На заднем плане - плоская вершина с коренным источником пиропа

Общий вид Шаварын-царама. Фото О. И. Климберга. На заднем плане - плоская вершина с коренным источником пиропа

Южный борт долины обрамлялся покровами темно-серых четвертичных базальтов, значительно дезинтегрированных и представленных мощными каменными потоками, так называемыми курумами. Местами они маскировались под серо-зеленым мхом и лишайником или укрывались невысоким частоколом чахлых елей.

Широкое и плоское дно долины, почти лишенное растительности, было покрыто пестроцветными глинистыми отложениями, очень вязкими, становившимися труднопроходимыми во время весенних паводков и дождей. Последующие исследования показали, что они сформировались в позднеледниковый период, когда на склонах гор скапливались большие массы рыхлого обломочного материала. Этот материал переносился текущими с гор временными потоками и откладывался у подошвы склонов, образуя конусы выноса, а в случае слияния последних - пролювиальные шлейфы.

Мы двигались вдоль долины, внимательно разглядывая ее со всех сторон. Желтая глина, смоченная утренним дождем, вязла под ногами и неохотно отпускала нас. Грузный Мунхтогтох, шедший впереди, неожиданно наклонился и что-то поднял с земли.

- Нааш ир! Тургэн! (Сюда! Быстро!), - громко закричал он. Когда к нему подбежали, дарга раскрыл крепко сжатый кулак - на его ладони красовался пироп величиной с грецкий орех. Он горел на солнце тем необычным оранжево-красным пламенем, какого никто из нас не видел ни в одном другом минерале. Это был действительно огненный камень и бесспорно высокого ювелирного качества! Неожиданно тишину безмятежно спавшей долины прорезал гулкий выстрел. Это Тумур, выхватив ружье у охотника, салютовал в честь пиропового "самородка". Мы облазили место находки на коленях - пироп больше не попадался.

И тогда здесь был заложен первый на Шаварын-цараме шурф. Его рыли молча, поочередно сменяя друг друга, тщательно перебирая и промывая в лотках выкинутую из шурфа породу. Все были с головы до ног заляпаны желтой шаварын-царамской глиной, Которая оказалась воистину драгоценной, насыщенной крупинками, шебнем и глыбами пород и минералов. И каких минералов! Намытые промывальщиками пробы ярко пестрели оранжево-красными зернами пиропа, светло-зеленого хризолита и белого санидина. Все три самоцвета, за которыми мы гонялись, теперь были здесь рядом - в россыпи. Больше всего оказалось пиропа размером с горошину и крупнее, среди которого встречались прозрачные нетрещиноватые экземпляры, представляющие ювелирный интерес.

Геологи радовались, тщательно отбирали и складывали в мешочки пиропы. Мунхтогтох уже мечтал о перстнях и браслетах из пиропа, да не простого, а первого, монгольского, найденного в открытой его партией россыпи. Какой-то теплый оранжево-красный цвет шаварын-царамского пиропа заметно отличал его от густого рубино-красного чешского граната.

- Наш пироп мне больше нравится, - светился счастливой улыбкой Мунхтогтох, достав для сравнения из пакетика зерна с чешским пиропом.

- Мне тоже, - радовался Тумур, заливаясь пунцовым румянцем. - Вот только как оценят его женщины - последнее слово будет за ними!

Пироп был действительно привлекателен своими крупными размерами, прозрачностью и яркой, сочной окраской. Кстати говоря, помимо преобладающего оранжево-красного пиропа мы обнаружили также и густые вишнево-красные и малиновые его разновидности.

Вулканическая брекчия с округлым выделением пиропа (сбоку). Шаварын-царам. Уменьшено в 2 раза
Вулканическая брекчия с округлым выделением пиропа (сбоку). Шаварын-царам. Уменьшено в 2 раза

Мое внимание привлекла морфология обломков пиропа. В большинстве своем они имели остроугольную (пластическую) форму, следовательно, образовались за счет дробления каких-то более крупных кристаллических индивидов. Ими оказались округлые стяжения - желваки размером с орех и крупнее, подобные найденному Мунхтогтохом на поверхности. С глубины 0,5-1,0 м из шурфа были вытащены еще два более крупных желвака пиропа, достигавших 5 см в поперечнике. Гладкая оплавленная поверхность этих "самородков" была покрыта тоненькой (1-3 мм) буровато-серой келифитовой оторочкой. Такая оторочка, состоявшая из минерального агрегата сложного состава (хлориты, флогопит, карбонаты и др.), характерна и для наших якутских пиропов. Формируется она при взаимодействии вещества пиропа с транспортирующим его магматическим расплавом. Келифитовые образования покрывали не только поверхность желваков, но и проникали во внутрь по трещинам, придавая им ячеистое строение. В некоторых пиропах келифитовые образования, подобно ржавчине, разъедали до 20-50% первоначального объема минерала. Но, несмотря на это, благодаря крупным размерам в пиропе сохранились чистые, бездефектные участки, пригодные для огранки. Крупность пиропа наряду с его высоким содержанием, не уменьшавшимся с глубиной, воодушевляли нас. Однако пройти этот шурф до плотика, т. е. до коренного ложа, на котором залегает россыпь, не удалось. На глубине около 2 м выработку стало заливать водой и ее, скрепя сердце, пришлось оставить. Сразу же задали новый шурф - в 100 м выше первого. Его удалось добить до конца: на глубине около 3 м под глиной вскрылась каменная подстилка россыпи - темно-серые андезито-базальты. Затем по редкой сети прошли еще несколько шурфов - всюду был пироп и в значительных количествах. Гранату неизменно сопутствовал оливково-зеленый хризолит величиной 5-7 мм и лунный камень, не столь крупный и игристый, как из вулкана Бостын-тогоо, но тем не менее отвечающий техническим требованиям.

Что и говорить, совместное нахождение трех драгоценных камней в одной россыпи казалось чудом! Необходимо было, хотя бы приблизительно, определить размеры этого сокровища и установить примерные содержания драгоценных камней в россыпи. Оставалось пока невыясненным и местоположение коренного источника россыпи. По нашим предположениям, он находился к северу от россыпи, на пологом склоне небольшой возвышенности. На самой вершине ее торчали, как башни, скальные выходы пестроокрашенных пород девона, а у подошвы на поверхность выступали покровы обычных андезито-базальтов. Значит, коренной источник маскировался где-то посредине - на этом пологом задернованном и изрытом тарбаганами склоне. В отвалах тарбаганьих нор мы нашли дресву каких-то необычных брекчевидных базальтов и осколки самого пиропа. Хвала тарбаганам! Прав Намсарай, называя их надежными сотрудниками геологов!

Задача выполнена: поисковые канавы вскрыли вулканическое тело с пиропом. Фото О. И. Климберга. На заднем плане - скальные выходы девонских конгломератов

Задача выполнена: поисковые канавы вскрыли вулканическое тело с пиропом. Фото О. И. Климберга. На заднем плане - скальные выходы девонских конгломератов

Теперь свое слово должны были сказать сами геологи. И вот по всему склону - от подошвы до скалистых выходов девонских пород - стали появляться 20-метровые канавы. Проходчики - молодые ребята, однако успевшие уже набраться опыта, - дружно работали до самой темноты, невзирая на непогоду. Были, конечно, и исключения. Один из новеньких - маленький и толстый, по имени Нэргуй (Безымянный), - мало уделял внимания своей канаве. Он подолгу распивал чай возле костра, а затем безмятежно дремал, укрывшись под естественным навесом из девонских конгломератов. Толку от него было мало, и я сказал технику Дамбе, что такие люди, как Нэргуй, - "ни рыба ни мясо". Мог ли я предполагать, что приведенная мной русская поговорка в дальнейшем будет истолкована весьма курьезно. Техник Дамба, шефствовавший над проходчиками, во время общего перекура стал прорабатывать Нэргуя за его нерадивость. Привел он в качестве довода и оброненные мной слова, которые озадачили всех. Однако объяснить тайный смысл этой фразы никто из проходчиков не мог, в том числе и Дамба. Подошедший к ним Тумур сразу внес ясность.

- Что же тут непонятного? - сказал он сдерживая улыбку.

- Ни рыба ни мясо - это сало. Таким стал у нас Нэргуй, разжиревший от лени, как тарбаган в конце лета. Ну ничего, я сделаю из него человека!

И Тумур добился своего: за два месяца напряженной работы в пустыне Гоби Нэргуй потерял лишний вес, но зато приобрел все навыки настоящего проходчика и уважение коллектива.

Пироп (огненный камень). Шаварын-царам. В натуральную величину
Пироп (огненный камень). Шаварын-царам. В натуральную величину

Поисковые канавы, пройденные по всему склону, принесли желанную геологическую информацию. Оказалось, что под тонким слоем почвы и щебнистого суглинка скрывается крупное вулканическое тело размером около 600 X 300 м. Судя по пройденным выработкам, основная: часть его была образована рыхлым материалом в виде пепла и лав с размерами обломков от долей сантиметров до 1 м. Каковы форма и строение этого тела, являвшегося, первоисточником россыпи? Тщательно осматривая канавы, мы с Намсараем искали ответ на этот мучивший нас вопрос. Вдоль северной (верхней) границы тела удалось установить пологое налегание вулканических пород на девонские конгломераты. Эти же конгломераты проглядывали в виде "окон" во внутренних частях тела, а в одной из выработок на глубине 3 м вскрылась и конгломератовая подошва вулканических пород. Судя по этим и другим фактам, мы имели дело с верхней частью, или "шляпкой", вулканического аппарата грибовидной формы. А под этой "шляпкой" должна была где-то скрываться и "ножка" - жерло. Но где?

Оливиновая бомба (камень дракона). Уменьшено в 2 раза
Оливиновая бомба (камень дракона). Уменьшено в 2 раза

Установив взаимоотношения вулканических пород с конгломератами, мы стали выяснять их отношения с андезито-базальтами. В нижних канавах у подошвы склона удалось разглядеть налегание аидезито-базальтов на более древние породы вулканического аппарата. Суммируя все факты, мы предположили, что основная часть вулканического аппарата, включая его жерло, находится под россыпью. Оно перекрыто залившими долину покровными базальтами, а на поверхность выходит всего лишь фрагмент какого-то гигантского вулкана. Тогда это были только предположения - точный ответ могли дать лишь разведочные работы с применением геофизических методов и бурения. И все же общие представления о строении коренного источника были получены и впоследствии подтвердились.

Запонки и зажим для галстука с ограненными пиропами. Изделия Улан-Баторской ювелирно-гранильной фабрики. В натуральную величину
Запонки и зажим для галстука с ограненными пиропами. Изделия Улан-Баторской ювелирно-гранильной фабрики. В натуральную величину

Наше внимание привлекли и сами вулканические породы. Среди них мы встретили черные вулканические пеплы, отвечавшие, по-видимому, первой фазе извержения; их сменяли крупнопористые, похожие на пчелиные соты лавы и, наконец, в центральной части вулканического тела мы обнаружили весьма необычные базальтовые брекчии. Эти плотные породы черного цвета буквально пестрели многочисленными обломками различных по составу пород - гранитов, конгломератов, песчаников, а также глубинных включений ультраосновных пород. Они сразу же напомнили нам породы из вулканического жерла в Чулутском каньоне. Там мы впервые нашли оливиновые бомбы - легендарный "камень дракона". Здесь они тоже были, но уже в значительном количестве и гигантских размеров. Отдельные оливиновые бомбы достигали 30-50 см в диаметре, а Намсараю посчастливилось откопать бомбу диаметром около 1 м. Все они отличались округлой и овальной, яйцевидной, формами, оплавленной поверхностью, покрытой тонкой черной корочкой. Бомбы были сложены плотным зернистым агрегатом из оливково-зеленого и светло-зеленого хризолита, буро-черного пироксена с редкими крапинками изумрудно-зеленого хром- диопсида. В центральных частях бомб мы находили сравнительно крупные (до 10-15 мм) зерна чистого и прозрачного хризолита хорошего ювелирного качества. Было очевидно, что за счет выноса и разрушения таких оливиновых бомб, представлявших собой глубинную породу мантии Земли - оливиновый перидотит, в россыпи образовался хризолит.

Если с хризолитом все, казалось, было ясно, то с пиропом пришлось помучиться. Его связь с базальтовыми брекчиями была установлена: мы отобрали уже добрый десяток образцов этих лав с округлыми включениями пиропа. Казалось, чего же боле? Но надо не забывать, что базальт не материнская порода для пиропа, а только транспортирующая среда, доставляющая его из глубин Земли на поверхность. А родную породу нашего пиропа надо было искать среди ксенолитов, т. е. чужеродных обломков, захваченных лавой во время ее стремительного движения. В оливиновых бомбах пиропа не оказалось, значит, его надо искать в какой-то другой глубинной породе. И мы искали с Намсараем эту изначальную пиропоносную породу, копаясь в выработках, перелопачивая кучи отвалов. И снова удача! В одной из канав мы нашли несколько кусочков темно-серой породы, в которой торчали многочисленные зерна пиропа. Это был пироповый перидотит! Теперь душа могла быть спокойна - недостающее звено было найдено.

Рис. 3. Схема строения ниропоносного некка месторождения Шаварын-царам: а - в плане, б - разрез по линии АБ. 1 - рыхлые отложения; 2 - девонские конгломераты; 3 - плейстоценовые базальты; 4 - плиоценовые вулканические брекчии с пиропом, хризолитом и лунным камнем; 5 - границы россыпи
Рис. 3. Схема строения ниропоносного некка месторождения Шаварын-царам: а - в плане, б - разрез по линии АБ. 1 - рыхлые отложения; 2 - девонские конгломераты; 3 - плейстоценовые базальты; 4 - плиоценовые вулканические брекчии с пиропом, хризолитом и лунным камнем; 5 - границы россыпи

Итак, основная работа была сделана: пройдены намеченные шурфы по россыпи, установлены и нанесены на геологический план, ее предварительные контуры. Были также обработаны и подготовлены к отправке в Улан-Батор пробы с драгоценными камнями и образцы пород.

Пришла пора прощаться с Шаварын-царамом. В последний раз мы в полном составе собрались у открытого месторождения огненного камня. Долина уже не казалась нам такой пустынной и мрачной - мы оставляли в ней выработки, в которые вложили все свои силы, мысли, радости и надежды. Только каменное обо с воткнутым в него деревянным шестом сиротливо стояло на перевале Дунд-дава, словно дожидаясь своей очереди. Мы подошли к этому забытому памятнику духу гор - "хозяину" Шаварын-царама. Мунхтогтох вытащил шест из обо и, затесав его, вывел карандашом: "Унгут чулууны анги". 1973 он 9 сарын 10 одор (Партия "Цветные камни". 10 сентября 1973 года). Закончилось царствование горного духа - на Шаварын-царам пришел настоящий хозяин: геологическая партия "Цветные камни".

предыдущая главасодержаниеследующая глава














Rambler s Top100 Рейтинг@Mail.ru
© Карнаух Лидия Александровна, подборка материалов, оцифровка; Злыгостева Надежда Анатольевна, дизайн;
Злыгостев Алексей Сергеевич, разработка ПО 2008-2019
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник: 'IzNedr.ru: Из недр Земли'