предыдущая главасодержаниеследующая глава

Разработка систематики

...Нелегкий труд достался на нашу долю. При принятой нами трактовке факта на скудость материала не пожалуешься. Что с ним делать? Как его систематизировать? Попробовать разве по алфавиту раскидать?

Агат - символ долголетия.

Алмаз - символ невинности, помогает военачальникам выигрывать сражения, от окорму (преднамеренного отравления) предохраняет.

Аметист - символ верности, вдовий камень, от пьянства излечивает, лихие думы отгоняет.

Бирюза - если наденешь в новолуние, богатому быть; хранит любовь, спасает от стрелы неприятеля, покровительствует артистам, помогает выгодно продавать порочных лошадей, изменение цвета свидетельствует о супружеской неверности.

Берилл - ...

Да нет, похоже, стройности в знаниях такой подход не прибавляет. Может быть, распределить по профессиональному признаку?

Скажем, медицина. Нефрит - от почек, сердолик - от гипертонии, настойка из топаза - от печени, а кристаллик гиацинта - и вообще способен целый реанимационный комплекс заменить...

Взаимоотношения со стихиями: тот же топаз - бурю на море укрощает, сердолик - от землетрясения надежная защита, гиацинт - от молнии...

Нет, все не то. Тонем, коллеги, тонем в изобилии информации. Нужен какой-то принципиально иной подход к систематизации наших фактов. А где его взять?

Если исследования заходят в тупик, полезно на минуточку отвлечься от предмета размышлений и заняться чем-нибудь другим.

Давайте попробуем выяснить, как относятся к полезным свойствам камней не искушенные в тонкостях суеверистики люди. Найти таких людей нетрудно, ведь специалистов в этой науке, кроме нас с вами, пока еще нет.

Закоренелый скептик наверняка ответит, что все это - ерунда, чушь и искать какие-то объяснения их существованию бессмысленно, потому как таких объяснений и быть не может. А если этот скептик лаконичен, он и вообще ограничится двумя словами: "Чушь необъяснимая!"

Человек с более гибким умом, да к тому же не лишенный любознательности, наверное, скажет: "Чушь-то, конечно, чушь, но ведь как-то она появилась на свет. Значит, должны быть какие-то объяснения". Иными словами, его позиция, коротко говоря, - "чушь объяснимая".

Позиция старого и доброго знакомого, который боится всего на свете, а больше всего страшится высказать свое собственное мнение, - всегда одинакова: "Я не знаю, как к этому относиться".

И, наконец, если есть одна крайность - взгляды скептика, то должна быть и другая - представления легковерного человека: "А какие же это суеверия? Все так и есть на самом деле".

Одну минуточку, коллеги... А ведь в самом факте существования таких позиций что-то есть. Уж не пригодятся ли они нам для создания основ искомой классификации суеверий? Пожалуй. Итак, берем лист бумаги, делим его на четыре графы, озаглавим их в соответствии с вышеизложенным и попытаемся разнести в них наши данные.

Группа 1. Чушь необъяснимая

На первый взгляд, все сведения из области магии камня, упомянутые выше, точно и безоговорочно относятся именно к этой категории. Действительно, мы очень мало знаем о происхождении представлений, связанных с полезными свойствами камней, многого теперь уже никогда не узнаем и, значит, объяснить не сумеем. С достаточной степенью достоверности можно предполагать, что в возникновении таких представлений существенную роль играли цепочки случайных совпадений, а также прямое шарлатанство эскулапов древности и... торговцев камнем (последнее, как мы увидим позже, и в наши дни не редкость). Но предположение - не объяснение. Более того, я предлагаю не принимать во внимание ссылки на психотерапию, которой можно объяснить чересчур многие медицинские свойства камня (цветные стекляшки в сердоликотерапии - не забыли?) и, стало быть, ничего не объяснить.

И, вместе с тем, не будем торопиться зачислять в первую группу все поверья подряд. Прежде всего, оставим в покое символы (рубин символизирует пылкую и страстную любовь, благородный опал - измену или каприз и т. д.). Символ - это некоторая абстракция, относительно которой существует либо договоренность достаточно широкой группы лиц, либо даже законодательный акт о том, что она, эта абстракция, олицетворяет то-то. И - никакой мистики. Именно на таких началах базируются, например, геральдика или широко распространенный когда-то "язык цветов".

Правда, символы одного государства и одной эпохи зачастую совсем непонятны людям, живущим в других странах и в иные времена. И тут-то они, эти символы, как мы уже знаем, нередко приобретают мистический оттенок. В этом качестве они для нашего рассмотрения, пожалуй, пригодны, а в первичном - нет. Значит, не будем вносить символы ни в одну из рубрик нашей систематики. Отметим только, что в известной логике символам порой не откажешь. Алмаз ("адамас" древних греков) - неодолимый. Мостик к невинности, которую он символизирует, перекинуть нетрудно. И если ярко-красный рубин олицетворяет пылкую страсть, то стоит ли удивляться, что розовый турмалин - рубеллит - свидетельствует о нежной любви? Да иначе и быть не должно: ведь символы определялись по каким-то (хотя бы - внешним) свойствам камней, а не наоборот.

Но жалеть о потерях не стоит. Все равно в этой группе у нас останется много поверий. Настолько много, что нам проще заняться сейчас заполнением остальных граф классификации, а все, что не войдет в них, автоматически будет относиться к первой.

Впрочем, есть одно поверье, которое следует именно здесь тщательно проанализировать, с тем чтобы раз и навсегда, прочно закрепить его в разряде "чуши необъяснимой", да еще родившейся буквально на наших глазах, в последние десятилетия.

Редкая женщина в наши дни не слышала о коварных свойствах александрита. И несчастья-то этот камень приносит, и одиночество сулит, и носить-то его нужно, если хочешь нейтрализовать вредные свойства, не меньше чем по два или три камня сразу... Слыхали ведь? Ну и как ко всему этому относиться? По всем канонам суеверистики - отрицательно. Давайте разберемся.

Александрит I и Александрит II
Александрит I и Александрит II

Мы уже убедились, что подавляющее большинство свойств, приписываемых камням, пришло к нам из глубокой древности. Их "стаж" - тысячелетия, отделяющие нас от Римской империи и Древней Греции, от египетских фараонов и Ассиро-Вавилонии. Тысячелетия! Александрит же найден впервые 17 апреля 1834 года в сборах из россыпей уральской реки Токовой и назван определившим его финским минералогом Н. Норденшельдом в честь дня совершеннолетия будущего российского императора Александра II (тогда, в 1834 году, - наследника престола). Следовательно, камню нет еще от роду и полутораста лет, и, значит, он просто не успел обрасти никакими свойствами, ни полезными, ни вредными. Можно даже сформулировать нечто вроде "закона александрита" (что за наука без своих собственных законов?). Звучать он может примерно так:

Любая история, быль, побасенка, поверье, сказание, легенда или сага об александрите или с его участием, включающая в себя эпитеты "старинный", "древний" или "доисторический", не может считаться достоверной даже на уровне саг, легенд, сказаний, поверий и побасенок.

Запомним этот закон, пригодится.

Однако излишняя самоуверенность - наказуема. Допустим, мы с вами чего-то не знаем, допустим, из какого-то источника (не очень древнего, как это следует из даты обнаружения минерала) нам удастся извлечь упоминание о каких-то наиужаснейших свойствах этого камня. Ну и что? Ведь тот "александрит", который ныне идет в ювелирные украшения, никакого отношения к настоящему александриту не имеет. Природный александрит - благородная разновидность минерала хризоберилла (ВеАl2О4); "александрит" же из современных украшений - разновидность синтетического корунда (Аl2О3), в который при изготовлении введен определенный набор присадок. Из-за этих присадок корунд и получил способность изменять свой цвет, в зависимости от природы источников освещения. Значит, александрит и "александрит" (а точнее - синтетический александритоподобный корунд) - это два совсем различных камня. Приписывать же свойства одного из них другому - просто нелепо.

Есть еще одно поверье, даже целый комплекс поверий, который должен основательно расположиться в этой группе. Речь идет о счастливых камнях каждого месяца. Комплекс этот, однако, настолько велик по объему, сложен по происхождению и интересен для изучения, что рассмотрением его следует заняться особо. Не будем сейчас отвлекаться от напряженной работы над созданием нашей классификации поверий, вернемся к проблеме счастливых камней позже; а чтобы не забыть о своем решении - непременно зажмем в кулаке кусочек рубина: он память укрепляет...

Группа 2. Чушь объяснимая

Очень любопытная группа! В нее мы будем включать поверья, истинность которых тоже, мягко выражаясь, сомнительна, как и у объектов первой группы. И, вместе с тем, у этих поверий есть одно коренное отличие. Как писал Е. А. Баратынский: "Предрассудок! он обломок давней правды". Анализ истории суеверий нередко помогает нам разыскать этот "обломок", установить причину или повод, благодаря которым они появились. Иногда дело ограничивается цепью логических построений и догадок; порой же возникновение тех или иных суеверий, как мы увидим ниже, выявляется предельно точно, с датами и фамилиями их авторов.

Типичный пример поверий, относящихся к этой группе, - медицинские свойства нефрита. Чтобы разобраться с ними, нам необходимо сориентироваться в основах симпатической медицины - одного из важнейших направлений искусства врачевания в древности. Милейшая наука, хотя бы уже тем, что любой и каждый может стать крупным специалистом в ней, не затрачивая время и энергию на обучение в вузе. Основной принцип симпатической медицины - подобное лечи подобным (отсюда и "симпатия" в ее названии). Стало быть, если листья какого-то растения по форме напоминают сердце - отваром из них пользуй сердечные заболевания; любой цветок, напоминающий по строению глаз, - отличное сырье для изготовления глазных капель; настойка из плодов репейника, или чертополоха, естественно, снимает "колотье в боку" и так далее, доколе фантазия работает.

Разумеется, лечить симпатическими средствами, скажем, диатез - невозможно, тут уж ничего не придумаешь. А вот если называть это заболевание так, как его раньше называли - золотухой, сомнений нет: без ношения золотых изделий не обойтись. Элементарно просто сконструировать лекарства для всяческих "краснух", "синюх", "желтух" - какие там еще цвета радуги есть?

Некоторые трудности, возникающие при освоении этой медицины, носят чисто языковый характер. Мы с вами не сразу сообразим, почему, например, одна из специализаций святого Августина - лечение глазных заболеваний, для любого же немца объяснение лежит на поверхности: Augustin - Augen (глаза).

Ну, а теперь вспомним, что нефритом называются и камень, и тяжелейшее заболевание почек. Все понятно? Впрочем, может остаться еще сомнение: а вдруг древние назвали камень нефритом именно потому, что он помогал при соответствующих заболеваниях? Вовсе нет. Заглянув в справочники, без труда устанавливаем, что нефрит - чемпион среди камней по вязкости. При обработке валуна, скажем, водами несущей его реки нефрит не столько раскалывается, сколько стачивается. Любой изометрический кусок такого материала в подобных условиях приобретает форму, близкую к шару, а удлиненный - к эллипсоиду вращения. Идеалы в природе редки. Но ведь слегка деформированный эллипсоид внешне всегда напоминает почку.

Нефрит известен человеку более десяти тысячелетий, и наши пращуры, высоко ценившие орудия труда из этого камня, наверняка очень давно подметили такую особенность формы нефритовых валунов. Отсюда и название его. А название болезни и связь с нею камня - это все пришло позже.

Никаких затруднений не вызовет объяснение с позиций симпатической медицины целебности таких камней, как кровавик или гранат.

Мрачноватое название первого из них явно связано с кровью: в порошке он темно-красный; отполированный же - черный, подобно запекшейся крови. Ну, а что талисман из этого камня останавливает любые кровотечения - это никаких сомнений у знатоков симпатической медицины вызывать не может.

Кристаллики прозрачных красных гранатов очень напоминают раскаленные угольки. Не удивительно, что древнее название граната - карбункул (от латинского carbo - уголь). И нет, соответственно, лучшего снадобья для излечения чирьев всех рангов, форм и размеров (в том числе и знаменитого типуна на языке, перед которым классическая медицина, как известно, просто пасует).

Темно-зеленый камень, пятнистые разновидности которого несколько напоминают рисунком змеиную шкурку, называется серпентинитом (латинское serpens и значит - змея). Аналогично образовано и русское название этого камня - змеевик. Разумеется, фирменное средство симпатической медицины от змеиных укусов - лепешка из смешанного с патокой молотого серпентинита, которую нужно прикладывать к месту укуса.

Принципы симпатики действовали не только в медицине. Мифический пастух Магнус и не подозревал, пожалуй, сколь широкое применение найдет в магии всех времен и народов случайно обнаруженная им магнитная железная руда - магнетит. Способность этого минерала проявлять "таинственные", неосязаемые силы, притягивающие железо, всегда высоко ценилась специалистами по оккультным делам. Определенный мистический смысл они усматривали даже в созвучии названий своего искусства (магия) и минерала (магнетит). Больше того, и в наше время термин "магнетизм" используется не только в физике, но и в парапсихологии для обозначения различного рода телепатических воздействий ("животный магнетизм").

Коронное свойство магнетита из области, нас интересующей, - способность притягивать к его владельцу симпатии окружающих людей. Не случайно Кармен в новелле П. Мериме уговаривает своего конвоира: "Дайте мне убежать, я вам дам кусочек бар лачи, и вас будут любить все женщины". "Бар лачи" на диалекте испанских цыган - это и есть магнетит.

Еще одно поверье, определенно относящееся ко второй группе. За аметистом настолько закреплена слава предохраняющего от пьянства, что само название его, в переводе с древнегреческого, звучит как "непьяный", "трезвый" камень. Можно, конечно, вновь привлечь симпатику: ведь главным алкогольным напитком древних было виноградное вино, сходное по тону окраски с цветом аметиста. Но есть и более хитроумное объяснение. Оно тоже связано с окраской, но звучит значительно изящнее.

 Что же сухо в чаше дно? 
 Наливай мне, мальчик резвый, 
 Только пьяное вино 
 Раствори водою трезвой. 

А. С. Пушкин в этом переводе из Анакреона упоминает очень древний обычай. Да что там обычай: в Греции и Риме использование неразбавленного вина временами преследовалось законом. Декретировалась и степень разбавления. А владельцу перстня с аметистом камень как бы подсказывал: "Разбавляй до моей окраски - никогда не ошибешься..."

А владельцу перстня с аметистом камень как бы подсказывал: 'Разбавляй до моей окраски - никогда не ошибешься...'
А владельцу перстня с аметистом камень как бы подсказывал: 'Разбавляй до моей окраски - никогда не ошибешься...'

А вот пример того, сколь осторожно нужно подходить к оценке правдоподобия иных толкований. Довелось мне когда-то прочитать примерно такую версию происхождения антиалкогольных свойств аметиста. И нынешние трезвенники, попав в разгульную компанию, пытаются порой чокаться с соседями по застолью рюмками, наполненными водой. Но если у теперешних противников алкоголя такой фокус иногда проходит, то каково было трезвенникам древности? Ведь вода совсем не похожа на красное вино. Действительно, не похожа. До тех пор, пока она находится в прозрачном бесцветном сосуде. Ну, а если налить ее в кубок прозрачный, но окрашенный в лиловато-красный цвет? Тогда, пожалуй, может и сойти. Так сосуды, выточенные из кристаллов аметиста, помогали, дескать, древним противникам Бахуса и сохранять репутацию компанейских людей, и не терять головы в любых застольях. Логично? Да, но кристаллы аметиста такой величины, чтобы из них можно было выточить кубок, практически не встречаются. Может быть, речь идет о чашах, изготовленных из стекла, цвет которого сходен с цветом аметиста? Но прозрачное стекло такой окраски научились варить в значительно более поздние, чем родилось это поверье, времена. Так что с исторической обстановкой подобное толкование не вяжется.

Вполне удовлетворительные объяснения имеют порой, казалось бы, совершенно "безнадежные" в этом смысле поверья. Уже упоминавшаяся ранее фраза из "Жемчужного ожерелья" Н. С. Лескова полностью звучит так: "Девушке нельзя дарить бирюзы, потому что бирюза, по понятиям персов, есть кости людей, умерших от любви". Как мы знаем по другим источникам, на этом же основании ношение бирюзы приносит успех в любовных делах. Похоже, что одни считали более весомой причину - силу любви, другие же - следствие, смерть от нее.

Ну, а что же все это в комплексе - нагромождение нелепостей? Представьте, нет. Взглянем попристальнее на вторую - так сказать, генетическую - часть поверья. Разумеется, авторы его - не рабы, которые в Хоросанских горах на северо-востоке Ирана выламывали тонкие прожилки лучшей в мире бирюзы. Так в чем же здесь рациональное зерно?

...Идет караван. По какой-либо причине (совсем не обязательно от несчастной любви) подыхает один из верблюдов. Погонщики перегружают его кладь на оставшихся животных, и караван уходит дальше. Палящее солнце быстро уничтожает мясо, и в стороне от караванной тропы остается лишь кучка белеющих костей. Белеющих? Иногда (пусть и не очень часто) правильнее сказать "зеленеющих": в определенных условиях происходит замещение вещества костей бирюзой. С точки зрения геохимии, все в порядке: бирюза - водное соединение фосфора с медью и алюминием. Фосфора в костях предостаточно, значит там, где грунтовые воды содержат медь и алюминий, вполне может по костям скелета образовываться бирюза. Есть у бирюзы и определенные "привязанности": охотнее других костей она замещает зубы, поэтому одна из разновидностей этого минерала, правда весьма плохонькая по качеству, даже носит название одонтолит (odontos - зуб, litos - камень).

А теперь попробуем реконструировать вполне возможное событие, отделенное от нас, может быть, несколькими тысячелетиями. По каким-то причинам вскрывается захоронение заведомого (для присутствующих при эксгумации) Ромео. Взору неискушенных в тонкостях геохимии зрителей предстают кости его скелета, замещенные бирюзой. Остальное, как говорится, дело техники: законы симпатики действуют безотказно.

Уже упоминавшееся ранее представление о способности бирюзы предохранять своего владельца от ушибов и переломов при падениях тоже хорошо размещается в этой группе поверий. Оно являет собой еще один любопытный пример суеверий второго рода, так как само явно родилось из другого суеверия. Сначала это была помощь наезднику при выездке необученных коней (в том числе и предохранение от несчастных случаев при падении с лошади). В процессе эволюции условие "с лошади" трансформировалось в "откуда угодно". Так и появилось у бирюзы новое свойство.

Еще два поверья. Первое: если идешь в бой и хочешь, чтобы тебя миновала стрела противника (методом экстраполяции, наверное, можно перейти и к чему-нибудь более современному, чем стрела...), - смело иди, только повесь на себя талисман из бирюзы, и стрела противника тебя минует, ибо никогда еще на поле боя не находили тела убитых с украшениями из бирюзы. Второе: сердолик хорошо помогает от землетрясений, так как никогда еще из-под обломков зданий, рухнувших от землетрясений, не извлекали трупов с украшениями из этого камня.

Обратим внимание на идентично звучащие вторые части этих сообщений. Наш общий знакомый, проницательнейший пан Спортсмен из кабачка "13 стульев", непременно должен на этом месте воскликнуть: "Это же надо: обыкновенное мародерство - а какие результаты!.." Но вот что действительно интересно: снимали с погибших, надо полагать, украшения с самыми разными камнями, все подряд, а вот предохраняющие свойства закрепились только за некоторыми.

Свойства бирюзы воистину безграничны. Если жена хочет в семье мира и счастья, она должна подарить мужу перстень со вставкой из этого камня, и будут пребывать они в мире и счастье, но... (вы замечали, как часто эти "но" жить мешают?). Но, как только жена изменит мужу, прямо на пальце у него голубая бирюза превратится в зеленую. Предоставим самим женщинам решать: будут они нам дарить бирюзу или посчитают такой индикатор излишним, но предварительно засвидетельствуем, что "обломок правды" и в этом поверье есть.

В старину, по крайней мере, двум камням - бирюзе и жемчугу - приписывали почти человеческую судьбу. Эти камни, по представлениям древних, рождались, жили, росли, болели и умирали. О жемчуге мы еще поговорим особо, а в отношении болезни и смерти бирюзы - все правильно.

Главные знатоки этого камня, жители Ирана, давным-давно подметили, что на высокосортной голубой бирюзе с течением времени и вроде бы без воздействия каких-либо внешних причин появляются зеленые пятнышки. Разрастаясь, зелень покрывает всю поверхность камня. Процесс заканчивается тем, что бирюза тускнеет, и блеск ее уже не удается восстановить никакой полировкой.

Появление зелени - это и есть заболевание бирюзы, потеря блеска - ее смерть. Представление это широко распространилось и за пределы Ирана. Н. С. Гумилев писал когда-то: "И твои зеленоватые глаза, как персидская больная бирюза..." Существовали методы лечения камня и профилактического закрепления в нем голубой окраски (например, благотворным считалось воздействие на бирюзу животного жира).

Но почему же она все-таки заболевает? Минералоги выяснили, что бирюза охотно вступает в реакцию с некоторыми веществами: с углекислым газом, с растительными маслами, со щелочами. Воздействие этих веществ и вызывает изменение ее окраски.

Так что владельцам перстней с бирюзой можно посоветовать: чтобы не мучиться зря ненужными подозрениями - снимайте перстень с пальца, прежде чем будете мыть руки с мылом.

Для того, чтобы разобраться с реанимационными свойствами гиацинта, нам предварительно следует обговорить одно обстоятельство. Скажите, пожалуйста, уважаемые коллеги: судовой журнал - это документ или нет? Благодарю вас, иного ответа я и не ждал. Судовой журнал - безусловно, очень строгий документ, точно и четко фиксирующий жизнь корабля. Никаким сказкам и байкам в нем нет места.

Если эта аксиома сомнений не вызывает - все остальное проще.

В послеколумбовы времена маршрут Испания-Южная Америка и. обратно стал достаточно оживленным. На одной из каравелл, отправлявшихся в XVI веке по этой трассе, произошло событие, зафиксированное в ее судовом журнале.

Кок каравеллы спустился в трюм, чтобы взять продуктов для приготовления обеда. Качало. Судовой журнал не уточняет, правда, качало ли весь корабль или одного только кока, но - качало... Балансируя, повар взмахнул рукой, и с пальца у него слетел великоватый по размерам перстень с гиацинтом.

Консервов в те времена еще не знали, моряки питались, в основном, солониной. Перстень и угодил как раз в бочку с битой, потрошеной и засоленной птицей. На глазах у потрясенного кока та утка, на которую упал гиацинт, мгновенно обросла перьями, взмахнула крыльями и улетела. Это ли не реанимация!

И вот что самое существенное в этом деле. Для современных реаниматологов существует определенный временной предел - 5-6 минут, после которого реанимация становится невозможной, так как клиническая смерть переходит в необратимую биологическую. Для гиацинта же, как мы видим, и 5-6 недель (а то и 5-6 месяцев) - не преграда.

Невероятно? Но ведь судовой журнал - это строгий документ. Никаким сказкам и байкам в нем нет места...

В свое время в Европу вместе с алмазами из Индии пришло поверье: сражение выигрывает тот военачальник, который в момент битвы обладает более крупным алмазом. Позже оно несколько изменилось: главное - не величина камней, а общая стоимость алмазов, имевшихся у каждого из полководцев. Известная логика в этом есть. Большее количество алмазов мог позволить себе иметь более знатный, более богатый военачальник. А раз он более богат - он может содержать и большую, чем его противник, армию. Кроме того, алмаз был тогда одним из главных военных трофеев - выходит, это поверье как-то учитывало и военную удачливость полководца, сумевшего "приобрести" значительные количества этого благородного камня в предыдущих сражениях.

Сражение выигрывает тот военачальник, который в момент битвы обладает более крупным алмазом
Сражение выигрывает тот военачальник, который в момент битвы обладает более крупным алмазом

Бургундский король Карл Смелый (XV век) безоговорочно верил в это свойство алмазов и, по свидетельствам его современников, перед сражениями непременно надевал все свои многочисленные алмазные украшения.

Упомянутое толкование свойств алмаза, несомненно, принадлежит второй группе поверий, но мы попробуем пойти немножко дальше и поискать: нет ли еще у царя камней чего-нибудь для нас подходящего?

Карлу Смелому алмазы не помогли. В Моратском сражении (1476 год) войско его было разгромлено, а сам король убит. Швейцарские солдаты, разграбившие палатку Карла, искали среди ценных вещей, принадлежащих ему, прежде всего алмазы. Они, действительно, нашли много прозрачных и блестящих камней. Но как убедиться, что это - настоящие алмазы, а не какая-то подделка? Наиболее легко проверяемый параметр у алмаза - твердость. Именно это качество и стали проверять у найденных камней швейцарцы...

Твердость алмаза и на самом деле поразительна. В Индии - раньше, в других странах - позже, но везде, где только люди узнавали этот минерал, возникали легенды, воспевающие его твердость. Чего стоит хотя бы древняя индийская притча, кратко, но очень образно определяющая такую трудно укладывающуюся в человеческом сознании философскую категорию, как бесконечность времени!

"Знаешь ли ты, что такое вечность?.. В далекой стране на берегу моря стоит огромная гора, вершиной упирающаяся в облака. Эта гора целиком сложена алмазом. Раз в тысячу лет на вершину горы прилетает птица, которая чистит свой клюв о камень.

Так вот, когда птица клювом сточит всю гору до основания - пройдет первое мгновение вечности..." Дух захватывает!

Твердость камня отражена и в его названии. Первые алмазы в Европе (Греция) и в Африке (Египет) появились, по-видимому, только после походов Александра Македонского (IV век до н. э.). Вместе с самим камнем пришло в Грецию и его арабское название - "алмас" (твердейший). А дальше произошло следующее: приспосабливая это название к своему языку (явление в любой терминологии достаточно обычное), греки назвали его "адамас", что значит уже "неодолимый", "несокрушимый".

Магия названия срабатывала безотказно. Понятие "твердый" в применении к алмазу сменилось понятием "прочный вообще". Возникали, соответственно, и новые легенды, воспевающие неподатливость его ни огню, ни ударам. Даже трезво смотревший на всякие суеверия Плиний Старший писал в своей "Естественной истории": "Они (алмазы. - В. Д.) так сопротивляются ударам на наковальне, что железо с обеих сторон разлетается и сама наковальня растрескивается". Воззрения Плиния - отголоски еще более древних легенд, согласно которым сильные мира сего порой просто так, для развлечения предлагали своим рабам рискованную игру: если он, раб, разобьет молотом алмаз, лежащий на наковальне, - получает свободу; не разобьет - лишается жизни. Согласно этим легендам, ни одному рабу не удалось добиться свободы таким путем.

Впрочем, имелась управа и на "несокрушимого". Рецепт - на том же уровне достоверности. Оказывается, достаточно было вымочить алмаз в горячей козлиной крови - и он размягчался (об этом тоже писал Плиний). Русский лечебник XVII века уточнял, что козел перед этим должен быть "напоен вином и петросылевою травою накормлен" (не следует искать эту траву среди особо экзотических растений - обыкновенная петрушка).

Значит, если в старину когда-нибудь и лопался алмаз, у его несчастного хозяина всегда была возможность хоть морально возместить ущерб, кляня излишнюю любознательность какого-то из предыдущих его владельцев, который не пожалел козла для проверки этой удивительной способности минерала...

Зря спаивали и забивали безвинных животных! И без их помощи алмаз великолепно горит и до обидного просто разлетается на осколки даже от совсем легких ударов.

Алмаз - действительно царь минералов по твердости, однако он очень хрупок (в чемпионах по вязкости ходит, как мы знаем, сравнительно мягкий нефрит). Путать твердость и вязкость отнюдь не следует, это два совсем различных качества.

Алмаз - действительно царь минералов по твердости, однако он очень хрупок
Алмаз - действительно царь минералов по твердости, однако он очень хрупок

...Так вот, швейцарские солдаты, захватившие сокровища Карла Смелого, вскоре с большой достоверностью убедились, что настоящих алмазов у этого короля не было: под ударами их молотков все королевские драгоценные камни превратились в мелкую крошку.

Закономерен вопрос: а нужно ли было столь подробно останавливаться на этих легендах о свойствах алмаза? Уж в наш-то просвещенный век вряд ли кто-нибудь верит в его неодолимость. Не совсем так. Очень популярный среди наших женщин журнал поместил как-то подборку сведений о драгоценных камнях. Среди прочих сентенций там была и такая: "Все драгоценные камни, за исключением алмазов, при падении могут разбиться".

Хочется думать, что среди владелиц бриллиантов не нашлось ни одной, которая рискнула бы проверить это утверждение экспериментально. Если же нашлись такие - склоним головы, выражая им сочувствие по поводу безвременной утраты...

В повести М. Клименко "Ледяной телескоп", недавно изданной "Молодой гвардией", один из персонажей дарит главному герою, Максиму, алмаз весом сорок пять тысяч каратов (9 килограммов!). У Максима, естественно, возникают подозрения: а алмаз ли это? Может, просто кусок горного хрусталя?

Способ проверки, избранный им, до удивления совпадает с методом швейцарских солдат. Тем более, что собственный дядя заверяет его: "Если разобьешь - значит, это не алмаз".

Максим "изо всех сил ударил молотком по прозрачному бесцветному телу. Упругая инерционная противосила с поразительной легкостью швырнула молоток вверх! В молниеносном рывке рукоятка вылетела из рук" и т. д. А на глыбе алмаза - ни трещинки, ни щербинки, ни царапинки.

Повесть снабжена подзаголовком "научно-фантастическая". Последнее слово подзаголовка более точно характеризует ее, чем первое...

Ко второй группе, несомненно, относится и одно суеверие, родившееся из символов: аметист - вдовий камень. Только не нужно паники, товарищи женщины! Он отнюдь не превращает жен во вдовиц. Аметист давным-давно символизирует верность. И в старину один из супругов, потерявший свою половину и не имевший помыслов о новом браке, носил аметист именно как символ верной, неизменной любви к ушедшему из жизни супругу.

А о панике - не случайно. В истории камня известен эпизод, когда всего один человек при помощи печатного слова повернул психологию целого поколения (и одного ли?) женщин. Человеком этим был английский писатель Вальтер Скотт. Но сначала о более ранних временах.

В Древнем Риме опалу (по крайней мере, одной его разновидности - "промокающему" опалу, гидрофану, или "оку мира", как называли его в те времена) приписывали два свойства: способность его владельца телепатически влиять на умы окружающих людей и... приносить несчастье. Противоречие здесь только кажущееся. Желающих воспользоваться первым его свойством было столько (в том числе и среди лиц высокопоставленных, власть имущих), что обладателю заманчивого камня поневоле приходилось испытывать на себе второе... По свидетельству Плиния Старшего, перед сенатором Нонием правивший тогда император Марк Антоний поставил дилемму: либо расстаться с перстнем со вставкой из гидрофана, либо отправиться в ссылку. Ноний предпочел ссылку, но камня не отдал.

Это поверье древних римлян почти забылось к началу прошлого, XIX века. Больше того, на чешские благородные опалы существовал громадный спрос. Уж больно красив этот камень с изменчивой, прихотливо переливающейся едва ли не всеми цветами радуги окраской (не случайно, конечно, опал символизирует каприз).

Но вот В. Скотт в 1829 году опубликовал роман "Анна Гейерштейн", несчастная героиня которого любила носить в волосах фамильное украшение с благородным опалом. Смерть героини - таинственная и непонятная - связывалась в романе с воздействием этого камня...

В. Скотт - один из самых читаемых писателей прошлого столетия. Как и остальные его произведения, "Анна Гейерштейн" была переведена на другие языки и быстро распространилась по всей Европе. Результаты, на которые автор явно не рассчитывал, последовали незамедлительно: мода на благородный опал исчезла и долго не возрождалась. А мода на него очень нужна была торговцам камнями: к тому времени в Австралии были открыты новые месторождения благородных опалов с великолепной игрой, в том числе и очень редких, черных. Настороженное отношение к этому камню со стороны женщин не смог развеять даже авторитет английской королевы Виктории, которая демонстративно носила украшения из австралийских опалов. И почти полстолетия спустя, в 1877 году, известный русский знаток камней М. И. Пыляев, описывая современные ему нравы, констатировал: "...есть женщины, которые ни за что не станут носить опалов".

Перечень подобных историй можно было бы продолжить, но и приведенных примеров достаточно, чтобы убедиться: далеко не все суеверия, связанные с камнями, относятся к группе первой, изрядная доля их принадлежит ко второй.

Однако нам не следует забывать и об остающихся двух разделах нашей таблицы. Итак -

Группа 3. Я не знаю, как к этому относиться

Слаб человек есть. Стыдно публично признаваться: мол, чего-то не знаю. А куда деваться? Есть такие свойства, исстари приписываемые камням, определить отношение к которым мне, например, до сих пор однозначно не удалось. Материалов для категорических суждений мало. Есть только доводы. Есть - "против", и главный из них - материалистическое мировоззрение, но есть и "за"... тоже вроде бы не противоречащие ему.

Судите сами. Мы уже упоминали сердоликотерапию - и без должного уважения, помнится. А может быть, зря? Может быть, в ней что-то есть? Разумеется, если брать сердоликотерапию, так сказать, в чистом виде, очищенную от знахарей, стеклышек и самовнушения.

Сюжет рассказа И. А. Ефремова "Обсерватория Нур-и-Дешт" построен на загадочных событиях из жизни археологического отряда, ведущего раскопки заброшенного рудника. Членами отряда периодически овладевают приступы непонятного веселья, необъяснимой бодрости, а один из рабочих непостижимым образом излечивается от контузии, полученной им на войне (рассказ написан вскоре после нее).

Герой рассказа объясняет:

"Раньше во всей Ближней Азии этот камень (речь идет о сердолике. - В. Д.) ценился наравне с лучшими драгоценностями. Из него делали браслеты, ожерелья, пряжки и верили, что сердолик предохраняет человека от многих заболеваний. А самое любопытное - оказывается, эта вера больше, нежели простое суеверие... Медики начинают пробовать лечение сердоликом. Оказывается, он почти всегда обладает радиоактивностью, слабой, можно сказать - ничтожной, равной сумме радиоактивности человеческого организма. Но именно потому, что радия в сердолике только ничтожные следы, он действует благотворно на нервную систему, восстанавливая в ней какой-то баланс, что ли, - не знаю толком".

И. А. Ефремов известен не только как писатель-фантаст. Он был еще и очень грамотным геологом, предсказавшим, например, в одном из своих рассказов относительно точно (в пределах Сибирской платформы) район открытия алмазоносных кимберлитов лет за десять до того, как у нас в стране, именно в Восточной Сибири, была открыта первая трубка.

И совсем не случайно истинным героем упомянутого рассказа И. А. Ефремов сделал сердолик, одну из окрашенных разновидностей халцедона.

Если мы рассмотрим тонкий срез халцедона под микроскопом, то увидим, что этот минерал сложен снопиками тонких волоконцев. Именно в таком строении и заключается секрет сравнительно легкого окрашивания халцедона в различные цвета: раз есть волоконца - значит существуют и межволоконные пространства, каналы, в которые набиваются различные красящие вещества - хромофоры.

Каналы эти достаточно велики: в них проникают молекулы не только гидроокислов железа (и тогда образуются желтый церагат, розовый или красный сердолик, бурый сардер) или вторичных соединений никеля (нежно-зеленый хризопраз). Чтобы получить столь популярный черный "агат", в лабораториях при камнеобрабатывающих заводах изделия из серенького халцедона насыщают достаточно громоздкими молекулами обыкновенного сахара (С12Н22О11), которые потом обугливают горячей серной кислотой.

Короче говоря, теоретически нет никаких противопоказаний для того, чтобы мать-природа насыщала сердолик не только железом, но и радиоактивными соединениями, буде таковой материал окажется у нее под рукой в соответствующее время.

Уместно будет привести один эпизод из упоминавшегося трактата Бируни. Рассказывая об ониксе (еще одной разновидности халцедона, не только окрашенной, но и параллельно-полосчатой), он сообщает, что в Китае имелась копь оникса, к которой местные жители не приближались "из боязни дурного предзнаменования". По их представлениям, изделия из этого оникса вызывали слюнотечение и бессонницу. Бируни оговаривается, правда, что это сообщение принадлежит неизвестному лицу и взято им из "незаслуживающей доверия книги", но тут же добавляет: "Нельзя отрицать, что народ может видеть в каком-нибудь предмете дурное предзнаменование, вызванное теми или иными причинами, после того, как рассказ о дурном влиянии этого предмета подтверждается". Мы же можем только предполагать: если подобные наблюдения в тамошней местности действительно имели место - значит, в копях добывался, по-видимому, радиоактивный оникс - в обычном виде этот камень абсолютно нейтрален и безвреден.

Стало быть, рассуждения героя И. А. Ефремова не столь уж беспочвенны? И, вместе с тем, нужно отчетливо представлять себе, что в любом случае, при любом "окончательном" решении этого вопроса сердоликотерапия никогда не станет обычным, так сказать нормальным, методом лечения. Из всего сказанного предельно ясно, что двух совершенно одинаковых кусков сердолика (если судить не по основному химическому составу, а по примесям) в природе просто не существует (поди-ка подсчитай все молекулы, случайно попавшие в него!). Кроме того, современная медицинская аппаратура позволяет с большой легкостью получать любые виды излучений в абсолютно точно дозированных масштабах.

Но мы-то с вами говорим не о том, что будет, и не о том, что есть. Нас интересует, что было или, по крайней мере, могло быть.

И еще одно поверье, справедливость которого, на мой взгляд, столь же не выяснена до конца. Речь идет о едва ли не самом распространенном лечебном поверье. Ну кто, скажите, не слышал о том, что янтарем хорошо пользовать заболевания щитовидной железы?

В популярной медицинской литературе регулярно появляются статьи, опровергающие эти представления. Не знаю, кого как, а меня эти статьи ни в чем не убеждают: кроме общих, абсолютно правильных утверждений о том, что суеверия вредны и что при любом заболевании нужно прежде всего обращаться к врачу, они никакой конкретной информации не содержат. Кроме того, кто из нас (пока здоров, разумеется) не склонен относиться к медицине с известной долей скептического юмора?

Один умный человек, помнится, заметил: "Медицина хороша тем, что периодически заявляет: все - наоборот". В самом деле, сколько таких "наоборот" мы уже пережили: помидоры, сливочное масло, минеральная вода, обыкновенная вода, чай, кофе, да и только ли они в разное время были предметами самых противоположных рекомендаций!.. А холестерин - друг или враг? А аспирин - он лечит или травит человека?

Так вот, меня нисколько не удивит, если когда-нибудь появится статья какого-либо медика, утверждающая, что в янтаре "что-то есть".

Давайте-ка порассуждаем. Классические методы лечения заболеваний щитовидной железы обязательно включают в себя применение препаратов йода. Весь йод, который использует человек, добывается из морской воды. Но ведь и прибалтийский янтарь на протяжении своей пяти-десятимиллионнолетней истории не раз контактировал с морской водой. Не обладает ли он способностью адсорбировать на своей поверхности атомы йода? (И это самое "тонкое" место в наших рассуждениях: однозначно ни "да", ни "нет", по-видимому, сказать нельзя.) Но если сорбция происходит, остальное уже легче. Способность янтаря электризоваться при трении общеизвестна. И что при такой электризации может происходить "выстреливание" атомов йода в окружающее пространство (в том числе и в щитовидную железу, расположенную как раз поблизости от носимого ожерелья) - тоже вроде бы ясно. Не говорю уже о том, что и сама электризация может играть какую-то положительную роль при лечении заболевания.

Я проверял эти рассуждения на нескольких медиках. Реакция всегда была одинаковая - ершистая. Но контраргументы их, в общем-то, сводились к бессмертному (приношу им свои извинения): "Этого не может быть, потому что этого не может быть никогда". Да и как иначе: ни им, ни мне не известна ни одна работа, медицинская или геохимическая, о взаимоотношении йода и янтаря (в последних обстоятельных отечественных сводках по янтарю С. С. Савкевича и В. С. Трофимова термин "йод" вообще ни разу не употребляется). Ну как тут не вспомнить Бируни с его змеями? И можно смело предсказать: пока такая работа не появится, это суеверие будет существовать. Еще одно предсказание: если когда-нибудь и будет произнесено "наоборот" в применении к янтарю, оно коснется только одной его разновидности - необработанного янтаря.

А в резюме этой истории с янтарем можно дословно перенести многое из того, что выше было сказано про сердоликотерапию. Сюда войдет и разнородность свойств различных кусков минерала, и большая точность дозирования подлинно медицинских методик. Разумеется, будущее у этого способа лечения отсутствует, даже если в нем "что-то есть". Но, тоже повторюсь, нас с вами интересует не столько будущее, сколько прошлое...

Группа 4. А какие же это суеверия?..

Если б не наша предварительная договоренность именно о таком заголовке, для обозначения этой группы поверий можно было бы использовать название популярной телевизионной передачи, поменяв в нем местами слова: "Невероятное - очевидное". В самом деле, народная мудрость прошедших эпох настолько далека от нашего, современного образа мышления, а сохранившиеся до наших времен выводы ее, в виде поверий и примет, настолько непривычны по формулировкам, что мы, как правило, не даем себе труда хоть как-то разобраться с ними и охотнее всего просто ставим на них крест - мистика!

И, вместе с тем, некоторые представления древних о свойствах камней, кажущиеся поначалу совершенно невероятными, после самого элементарного анализа становятся настолько очевидными, что даже досада берет: и как это раньше такие простые истины в голову не приходили!

Незадолго до кончины Иван Грозный, не упускавший случая продемонстрировать могущество и богатство перед чужестранцами, оказал большую честь прибывшему в Москву англичанину Джерому Горсею: специально для него в одной из парадных палат Кремля был устроен показ царских сокровищ. Перед глазами изумленного и восхищенного иноземца предстали искуснейшей работы золотые и серебряные изделия, щедро изукрашенные цветными камнями. Некоторое представление об атмосфере, царившей на показе, дает картина А. Д. Литовченко, экспонированная в Русском музее: "Иван Грозный показывает свои сокровища англичанину Горсею".

Но сам показ - что?! И следов от него не сохранилось бы, если бы англичанин не оставил подробное описание этой церемонии. Интереснейший документ - записки Горсея! Сквозь века дошел до нас живой образ одряхлевшего и неизлечимо больного Ивана Грозного. Ведь Горсей приводит прямую речь царя, самолично комментировавшего демонстрацию сокровищ Большой Шкатулы и, что особенно важно для нас, просвещавшего своего гостя в отношении различных свойств камней.

Чего стоит, например, такое: "Вот алмаз, блеском он дороже и ценнее всех прочих. Никогда я не любил его: он укрощает ярость и сластолюбие, дает воздержание и целомудрие". Не правда ли, эта фраза великолепно вписывается в наши представления о необузданном нраве Ивана Грозного?

Показал царь Горсею и кое-какие фокусы. "Принесите мой царский посох: это рог единорога, оправленный весьма красивыми алмазами, яхонтами, сапфирами, изумрудами и другими драгоценными камнями большой цены... Принесите пауков!" (Санитарное состояние царских покоев позволило, по-видимому, без труда выполнить это распоряжение.) Далее царь приказал своему врачу, Ивану Лофу, очертить посохом круг на столе. Все выпущенные в круг пауки издыхали один за другим; находившиеся вне круга немедленно бежали от него прочь.

Фигурировал в этом показе и магнетит, при помощи которого царь "склеивал" пригоршню иголок.

Все это очень любопытно, но к четвертой группе отношения вроде бы не имеет. Однако обратим внимание еще на один комментарий Ивана Грозного: "Я очень люблю сапфир. Он хранит и усугубляет мужество, веселит сердце, радует все чувства и особенно превосходен для зрения. Он очищает глаза, уничтожает в них кровяные пятна, укрепляет их мускулы и нервы..."

К свойствам камня, стоящим в начале этого перечисления, мы еще вернемся, а пока остановимся на заключительной сентенции - "особенно превосходен для зрения".

Разумеется, сапфир не одинок в благоприятном воздействии на глаза. Попробуем выписать и другие камни, которым окулисты древности присваивали аналогичные лечебные свойства. Изумруд (в этом качестве он ценился еще выше сапфира - перечитайте-ка заключение рассказа Бируни об опытах со змеями), бирюза, малахит, лазурит, аквамарин, хризолит.

Подметили закономерность? В этом перечне присутствуют только зеленые и синие камни. Но и наука наших дней, в полном согласии с воззрениями древних, оценивает зеленый и синий цвета как самые спокойные для глаза, как не раздражающие его. Недаром в некоторых современных глазных клиниках на смену традиционным белым халатам медицинского персонала пришли зеленые, а прооперированных больных там помещают в палаты, в которых не только стены, но и потолки цветом напоминают весенний луг...

"Человеческий глаз привыкает ко всему зеленому на Земле. Зелень сообщает спокойствие. И даже спится, кажется, лучше рядом с зелеными стебельками". Это уже не Москва XVI века, это сказано космонавтом Г. Гречко в одном из репортажей с борта станции "Салют-6". Четыре с лишним столетия разделяют две сентенции - а какое созвучие!

Ну, а теперь, положа руку на сердце: есть ли основания считать суеверием представления наших предков о том, что разглядывание зеленых и синих камней ведет к укреплению зрения, к повышению его остроты? Никакой мистикой здесь, как говорится, и не пахнет. По крайней мере, до тех пор, пока речь идет именно о разглядывании камня. Дошедшие же до нас из древности рецепты глазных мазей, в состав которых входили измельченный изумруд или перемолотый малахит, нужно отнести к излишней ретивости некоторых лекарей тех времен, наверняка действовавших по принципу "каши маслом не испортишь".

От экспериментов мы с вами напрочь отказались, но даже теоретически страшновато представить себе последствия лечения столь деликатного органа, как глаз, мазью, изготовленной на основе толченого стекла, или примочками из медного купороса. Место этим рецептам - во второй группе нашей систематики поверий.

Ну и, прежде чем расстаться с "глазными" камнями, давайте вспомним один штришок из истории Древнего Рима. Как вы считаете, какое зрение было у Нерона?

Можно не знать, что писал на эту тему римский историк Светоний. Можно, увлекшись фабулой, не обратить внимания на то, что такая информация содержится в романе Л. Фейхтвангера. Но вот широко известный факт: Нерон не расставался с моноклем, выточенным из крупного зеленого кристалла*. Случайно ли это? Совсем нет. Подслеповат был этот актер-император!

* (Традиционно считалось, что материалом для изготовления нероновского монокля послужил кристалл изумруда. Монокль сохранился до наших времен в коллекциях Ватикана. И лишь недавно, когда доступ к нему получили минералоги, было определенно установлено: выточен он из хризолита.)

Сердолик, рубин, шпинель - великолепные приворотные средства. Отчетливо слышу возмущенное фырканье самого недоверчивого из коллег: "Приворотные зелья - и в четвертую группу? Это в наше-то время?.." Вроде бы и верно - архаизм, не достойный внимания уважающего себя исследователя. Но, чтобы разобраться в этой проблеме, попробуем провести небольшое теоретическое изыскание на тему: что такое украшения вообще и для чего они, в конечном итоге, служат.

Предлагаю каждому из присутствующих самостоятельно порассуждать на эту тему логически (для простоты дела ограничиваясь, на первый случай, лишь женскими украшениями)...

...И буду сильно удивлен, если мнение, в конце концов, не окажется единым: женские украшения служат для привлечения внимания. При этом вовсе не обязательно носить их, чтобы понравиться кому-либо. Разве не бывает так, что женщина надевает какое-то украшение с целью вызвать вполне определенные (и отнюдь не положительные) эмоции у своей лучшей подруги? Однако, положительные эмоции или отрицательные, в любом случае это - привлечение внимания.

Ну, а мужские украшения? Мужчины, между нами, - тоже хороши! Среди русских народных пословиц, собранных В. И. Далем, можно обнаружить очень сочную: "Рожей подгулял - так запонкой взял". Несколько грубовато - зато в самую суть.

Значит, привлечение внимания. Но ведь это уже и есть искомое решение проблемы: "приворот" и "привлечение внимания" - почти синонимы. Только одно - древнерусское выражение, другое - современное.

Остается, правда, место для еще одной неясности: а почему в перечислении фигурируют именно сердолик, рубин и шпинель, а не какие-нибудь другие камни?

Проделаем еще один теоретический эксперимент: представим себе четырех женщин совершенно одинаковых достоинств (предельно трудная задача, ибо каждая женщина - яркая индивидуальность, а тут - сразу четыре одинаковых; и все же попробуем представить себе). Да еще и туалеты их должны быть абсолютно одинаковыми (это уж и вообще патология, кошмар, деревянная железка; но, ничего не поделаешь, таковы уж условия эксперимента). Единственное различие, которое в этой абсурдной ситуации мы допустим, - цвет украшений. Пусть на одной будет гарнитур с зелененькими камнями, на другой - с голубенькими, на третьей - с желтенькими, а на четвертой - с ярко-красными.

Спрашивается: на каком из гарнитуров глаз стороннего наблюдателя быстрее остановится? обладательница каких украшений быстрее привлечет его внимание? Вопрос, согласитесь, риторический. Разумеется, это будет красный цвет. А ведь все три названные выше камня - сердолик, рубин и шпинель - красные.

Так есть ли у кого-нибудь еще сомнения в том, что яркие красные украшения наилучшим образом выделяют их владелицу из сонма возможных соперниц, не обладающих такими украшениями? Похоже, сомневающихся нет.

И тут же - хороший пример того, как легко преодолевалась грань, отделяющая вполне реальные и рационально объяснимые свойства камней от области чистой мистики.

Видимо, когда-то сердолик не сработал в только что исследованном нами качестве. То ли очень упорным был объект воздействия, то ли просто дальтоник попался, но - не помог сердолик. Решение вновь было найдено в упоминавшемся принципе "каши маслом не испортишь". Из старины дошел рецепт использования сердолика для тех же нужд, но уже в более сильнодействующей модификации. Оказывается, если кусочек этого камня растолочь и подать предмету страсти в питье, то, ежели этот самый предмет не помрет, - обязательно полюбит. Вот уж в этой ситуации воистину третьего не дано!

Но вернемся к нашей четвертой группе.

Блеск жемчуга находится в прямой зависимости от состояния и настроения его владельца. Жемчуг как бы веселится и горюет вместе с ним. После смерти владельца жемчуг тускнеет.

Как мы знаем, жемчуг и бирюзу народная мудрость наделяет почти человеческой судьбой, приписывая им способность рождаться, жить, болеть и умирать. Способности бирюзы в этом плане разобраны выше. К жемчугу же все это применимо, пожалуй, в еще большей мере. Он, действительно, рождается в складках мантии моллюска, растет там, живет в наших украшениях, а с течением времени заболевает и умирает.

Способность жемчуга к эмоциональным сопереживаниям, по меньшей мере, спорна: скорее всего, здесь результат зависит от того, какими глазами, веселыми или грустными, в данный момент смотрит на жемчуг его владелец. А вот в отношении болезни и смерти - никаких сомнений. Все правильно.

В состав жемчуга, помимо представителя минерального царства - кальцита или арагонита, входят вода и органическое вещество - конхиалин. Последние два ингредиента представлены в жемчужинах не столь уж большими количествами, составляя в сумме не более десяти весовых процентов. Но именно они-то и определяют судьбу жемчуга.

Как и любое другое органическое соединение, конхиалин с течением времени перерождается, стареет, а затем и разрушается. Срок жизни конхиалина (а следовательно, и самой жемчужины) нельзя назвать даже приблизительно: все зависит от условий хранения жемчужины. В сухости и при высокой температуре процесс старения идет интенсивнее, при оптимальном режиме - замедляется, но происходит он непрерывно.

Еще легче уяснить роль воды, от которой во многом зависят блеск и игра жемчужины. В сухой и жаркой атмосфере влага постепенно удаляется, жемчужина тускнеет. Если процесс не зашел слишком далеко, то при повышении влажности окружающей среды блеск может восстановиться.

Под микроскопом хорошо видно, что жемчужина - не сплошной шарик. Она состоит из множества тончайших, микронной толщины, концентрических скорлупок, как бы вложенных одна в другую. Естественно, во внешних зонах жемчужины, на которые активнее воздействует внешняя среда, старение идет быстрее, чем в зонах более глубоких.

И вот здесь на состояние жемчужины начинает влиять еще один мощный фактор - фактор ношения. Можно сказать, что жемчуг любит, чтобы его носили. Трение о ткань помогает быстрее разрушаться внешним, постаревшим (и в силу этого - потускневшим) скорлупкам, жемчужинки как бы подполировываются и сияют как новенькие.

Примерно на этом же принципе основан и старинный способ реставрации заболевших жемчужин при помощи... домашней птицы. Тусклые жемчужины скармливались петуху или гусю, по прошествии определенного времени птица забивалась - и из ее зоба и желудка извлекались обновленные, сияющие жемчужины: трение о пищу и мелкие камушки, заглатываемые птицей, "излечивало" их.

Так как же будем расценивать потускнение жемчуга по случаю смерти его владельца? Разумеется, ни в момент смерти, ни на следующий день среагировать он не может. А вот найденное среди забытых вещей какой-то умершей женщины потускневшее без долгой носки жемчужное ожерелье вполне могло лечь в основу этого поверья.

Мы уже установили, что главное лечебное свойство кровавика - останавливать кровотечения - легко объясняется законами симпатической медицины, и поэтому разместили соответствующее поверье во второй группе. Перенос какого-либо поверья из первой группы систематики во вторую - уже большое достижение. А может быть, не следует успокаиваться на достигнутом? Может быть, стоит попробовать поискать и какие-то другие объяснения, позволяющие перевести кровавик вообще в четвертую группу?

Конечно, если речь пойдет о глубоких проникающих ранениях, да еще сопровождаемых нарушением крупных кровеносных сосудов, - тут уж не до камушков. "Ноль-три" - и скорее на стол к хирургу! Ну, а если мелкий порез или кровоточащая царапина?

Некоторые из старых источников рекомендовали просто носить кусочек кровавика как предохраняющий амулет. Значит, "профилактические" свойства его мы тревожить не будем, пусть себе мирно покоятся они во второй группе. По представлениям же других авторитетов, камень нужно прикладывать к ране. При таком использовании его кровоостанавливающие свойства... почти бесспорны.

Как и все другие физические тела, минералы обладают той или иной теплопроводностью. В принципе совсем не трудно отличить янтарь от сходного с ним (внешне) оранжевого сердолика. Достаточно взять их в руки: удельный вес первого в два с половиной раза меньше, чем второго. Однако если в вашей коллекции есть кусочки этих минералов, вы можете устраивать факирские представления в кругу родных и близких, свободно различая эти камни не только не прикасаясь к ним руками, но и вообще не глядя на них. Плотно завязав себе глаза (заклинания - по вкусу), вы просите кого-нибудь приложить янтарь и сердолик к вашим щекам. Сердолик (как и любой другой халцедон или агат) - холодит, янтарь - греет. У халцедонов хорошая теплопроводность, янтарь, как и всякая смола, - термоизолятор.

За одним исключением, все камни, которым старинная медицина приписывала кровоостанавливающие свойства, обладают относительно хорошей теплопроводностью: кровавик, кровяная яшма (гелиотроп), красные яшмы, сердолик. Все они холодят, а холод - это общеизвестно - сужает сосуды. Правда, перепад температур здесь маловат, чтобы вызвать спазм сколь-нибудь крупного сосуда, но на безрыбье и рак - рыба. Традиционный пятак, прикладываемый к зреющему синяку, работает в том же температурном режиме, и никто его в суеверия не зачисляет. Тем более, что главное здесь, может быть, вовсе и не в холоде...

Единственное же исключение из приведенного выше списка никак не укладывается в наши рассуждения. Это как раз... янтарь. Уж очень дружно старинные лечебные книги нахваливают его способность останавливать кровь!

...янтарь. Уж очень дружно старинные лечебные книги нахваливают его способность останавливать кровь!
...янтарь. Уж очень дружно старинные лечебные книги нахваливают его способность останавливать кровь!

Что это? Либо типичный пример суеверий из первой группы, либо... А не способствуют ли хорошая термоизоляция и связанное с ней повышение температуры лучшей свертываемости крови? Не знаю. Не исключено, что это поверье следовало бы отнести к третьей группе, но, может быть, главное здесь вовсе и не тепло?

Холод - не главное, тепло - тоже. Что же тогда имеет первостепенное значение? Да ведь камень-то прижимается к ране, и этого для остановки небольшого кровотечения вполне достаточно. Разумеется, ни малейшей принципиальной разницы нет: пользоваться ли красным сердоликом или зелененьким хризопразом, прижимать ли красную яшму или серенькую в полосочку, - теплопроводность их идентична. Но надо же что-то и на долю симпатики оставить, иначе совсем уж никакого интереса не будет!

Немалую роль в этой процедуре должна играть и степень обработки камня. Эффективность полированных камней будет всегда выше, чем необработанных: плотность прижима у них значительно больше. Да и в смысле антисептики полированные поверхности куда благонадежнее.

В связи с этим уместно будет вспомнить еще об одном камне, никаким "благородством" не отмеченном, но с остановкой кровотечений связанном непосредственно.

Жители тех мест, где имеются выходы карбонатных пород морского происхождения, обычно хорошо знакомы со своеобразными включениями, часто встречающимися в толщах, сложенных известняками или мелом (Поволжье, юг центральной России и другие районы). Цвет этих включений темный, форма - удлиненная, цилиндрическая, как бы заостренная с одного конца. В народе эти образования называют "чертовы пальцы". Разумеется, ни к чертям, ни к пальцам камень касательства не имеет, являя собой замещенную кальцитом единственную кость (так называемый ростр) белемнита - древнего и уже вымершего родственника хорошо нам знакомого кальмара. В старину крестьяне собирали "пальцы" и хранили где-нибудь за божницей. Случись порез - крестьянин ножом скоблил "палец" и полученным порошком присыпал ранку. Говорят, заживление шло быстро и без нагноений.

А почему бы и нет! Не будем даже принимать во внимание возможность присутствия в ростре биологически активных веществ (темная окраска их, вероятнее всего, обусловлена присутствием какой-то органики). Порез-то присыпается минеральным порошком, впитывающим кровь и сразу же образующим корочку, охраняющую ранку от внесения инфекции. Порошок-то - свежеприготовленный, чистый, а на уровне той крестьянской медицины, по которой порезы лечились присыпанием землицей или обматыванием раны паутиной, - и вообще стерильный.

Короче говоря, здесь многое зависит от размеров и масштабов кровотечения. Это и в старину, надо думать, прекрасно понимали. Во всяком случае, знаменитый рукописный памятник XI века "Изборник" Святослава, отмечая, что сердоликом лечат "кровавые раны от железа" (заметим: "от железа", а не проникающие раны от деревянной стрелы), добавляет меланхолично: "Бывает, помогает..."

По карте Европы VIII-XI веков жирными стрелами-змейками расползлись маршруты походов викингов (варягами называли их славяне). Жажда открытия и освоения новых земель - не бескорыстная, разумеется, - гнала их далеко от родной Скандинавии. Кажется, не было такого уголка в Европе, особенно в прибрежных ее землях, где викинги не побывали бы. Да что там Европа! Многие сопредельные с ней территории Азии это воинственное племя считало своими вотчинами, а население этих "вотчин" в полной мере на себе испытало, каковы "мечи булатны, стрелы остры у варягов"...

Но нас сейчас интересуют не южные устремления викингов. Одна ветвь их маршрутов, начинаясь у берегов Скандинавии, направляется к Гренландии и уходит далее на запад, к берегам Северной Америки.

Десятый век. Именно тогда викинги добрались до южной оконечности Гренландии, основали там поселения. Казалось бы - успокойся, живи, что еще нужно! Но неутолимая жажда странствий гнала их все дальше на запад. Добрались корабли викингов и до Америки. И только через пять столетий у берегов Американского континента побывает его официальный первооткрыватель - Христофор Колумб.

Вот теперь самое время поразмышлять над, казалось бы, очень далеким от нашей темы вопросом: а на чем, собственно говоря, основывалась навигационная служба викингов, если компаса они не знали (этот прибор в Европе появился, как считают историки, только в XI, а то и в XII веке)?

Скажем, для сухопутных и речных походов (вроде знаменитого пути "из варяг в греки") компас не очень нужен. Можно без него обойтись и при каботажном, по сути своей, плавании по Северному морю или вдоль берегов Европы. Даже пересечения Средиземного моря, когда все береговые ориентиры из поля зрения исчезают, особых затруднений еще у древних греков не вызывали. Небо-то над этим морем почти всегда ясное, стало быть, к услугам навигатора днем - солнце, ночью - звезды.

Ну, а походы к Гренландии и Американскому континенту? Северная Атлантика хорошей погодой моряков не балует, надежда на помощь со стороны небесных светил здесь невелика. А компасов - нет...

Саги - изустные предания норманнов - донесли до наших дней глухие упоминания о каких-то солнечных камнях, или камнях-водителях, помогавших викингам ориентироваться во время дальних плаваний. Долгое время никто из современных исследователей серьезного значения этим упоминаниям не придавал - подумаешь, суеверия. Но вот однажды в захоронении какого-то викинга археологи обнаружили среди ритуальных предметов, призванных облегчить пребывание души в обители предков, тщательно упакованный прозрачный синий камень. Специалисты, которым этот камень был отдан на определение, без труда установили: кристалл кордиерита. Сразу многое прояснилось.

У кордиерита есть еще несколько названий; выделим среди них два, нынче редко употребляемых: дихроит и трихроит (в переводе с древнегреческого - двух- и трехцветный). Действительно, если рассматривать кристалл кордиерита на просвет и медленно вращать его при этом, синий цвет минерала сменяется голубым или зеленым, а у некоторых разновидностей (трихроит) по третьему направлению появляется еще и желтая окраска. Таким образом, расположенный определенным образом кристалл кордиерита способен служить своеобразным оптическим фильтром. Если сквозь кристалл кордиерита рассматривать туманное или облачное небо, то, поворачивая кристалл, на месте скрытого облаками солнца можно увидеть пятно - либо более светлое по сравнению с окружающим пространством, либо имеющее другую окраску. Ну, а если положение солнца установлено, то, по крайней мере, ориентировка по странам света каких-либо трудностей не составляет.

Возможно, для этой цели подходили не все, а только уникальные кристаллы, особо прозрачные и с наиболее резко выраженной способностью изменять свою окраску в разных направлениях. Свойства кордиерита в этом плане изучены еще не полностью, а рассказ о своеобразном способе ориентирования у викингов пока не более чем рабочая гипотеза. Выглядит она, однако, достаточно правдоподобно.

Остается лишь добавить, что месторождения и проявления кордиерита зафиксированы и на родине викингов - в Норвегии, и в соседних с ней странах.

Вы, наверное, заметили: все уже упомянутые в четвертой группе "магические" свойства камня в конце концов сводятся к объективно существующим его характеристикам (цвет, состав, теплопроводность, способность менять окраску и т. д.), которые можно, при наличии соответствующей аппаратуры, как-то определить и измерить. Ну, а как быть с такими свойствами камней, которые непосредственному измерению никак не поддаются? Чем, например, можно измерить степень воздействия камня на психику человека? А ведь и среди поверий этого типа имеются такие, в достоверности которых сомневаться не приходится.

Аметист лихие думы отгоняет. И, опять же, только ли аметист? Центральный камень купринского гранатового браслета - зеленый гранат (вероятнее всего, демантоид) - обладал, если помните, тем же свойством. Нечто подобное мы с вами совсем недавно слышали из уст самого Ивана Васильевича о сапфире (согласитесь, разница между "лихие думы отгоняет" и "радует все чувства" не так уж и заметна). Аналогичные способности можно отыскать в активе и многих других камней - главным образом прозрачных, или хотя бы блестящих, или интенсивно окрашенных ("...жемчуг, коралл - они лекарства от печали, я так слыхал" - сказано в одной из баллад В. А. Жуковского). И все это - истинная правда, лишь по традиции относимая к суевериям.

Эстетика камня, механизм его воздействия на психику человека изучены еще очень слабо. И, вместе с тем, не подлежит сомнению, что такими качествами камень обладает. Естественно, воздействие это сильнее, когда с камнем общаешься не через стекло музейной витрины, а, так сказать, непосредственно, держа его в руках. Можно сравнивать этот эффект с эффектом блестящего металлического шарика - необходимой принадлежности классического гипнотизера. Более правильно, по-видимому, искать аналогию в способе воздействия на человека хорошего произведения живописи, а еще лучше - музыки. Не случайно, наверное, по одной из красивых легенд, ни один звук на Земле не пропадает и не исчезает бесследно: проникая в глубь Земли, звуки материализуются в виде камней, причем красота и размеры камня находятся в прямой зависимости от благозвучия и силы родившего его аккорда.

Не случайно, наверное, по одной из красивых легенд, ни один звук на Земле не пропадает и не исчезает бесследно: проникая в глубь Земли, звуки материализуются в виде камней, причем красота и размеры камня находятся в прямой зависимости от благозвучия и силы родившего его аккорда
Не случайно, наверное, по одной из красивых легенд, ни один звук на Земле не пропадает и не исчезает бесследно: проникая в глубь Земли, звуки материализуются в виде камней, причем красота и размеры камня находятся в прямой зависимости от благозвучия и силы родившего его аккорда

Доподлинно известно одно: если теория этой проблемы не разработана, то практика давно установила - общение с хорошо обработанными, красивыми, блестящими камнями меняет строй мысли озабоченного чем-то человека, улучшает его настроение, успокаивает, даже, если хотите облагораживает его характер.

Так что все поверья на эту тему отнюдь не противоречат материалистическому мировоззрению.

По уговору мы до сих пор сознательно не касались психотерапии. И совсем не потому, что в связи с ней о камне сказать нечего. Наоборот: методики и приемы, относящиеся к этой области медицины, настолько широки, многообразны, индивидуальны и неопределенны, настолько эффективны и... малодоказуемы, что появление в их перечне камня следует признать предельно логичным.

Вспомним трагикомическую ситуацию, положенную Антоном Павловичем Чеховым в основу рассказа "Ночь перед судом". Решив приволокнуться на постоялом дворе за хорошенькой случайной попутчицей, герой рассказа выдает себя за доктора и выписывает ей рецепт, начисто лишенный какого-либо смысла, но внешне составленный "по всем правилам врачебной науки", как он сам считает:

Rp. Sic transit 0,05
Gloria mundi 1,0
Aquae distillatae 0,1*
через два часа по столовой ложке
*Так проходит 0,05
Слава мира 1,0
Дистиллированной воды 0,1

Как известно, на следующий же день врач-самозванец был разоблачен: муж дамочки оказался прокурором, обвинявшим в судебном заседании незадачливого героя за двоежёнство. Ну, а если бы они больше не встретились? Если бы дамочка отдала рецепт в аптеку и провизор, оценив ситуацию и включась в игру, изготовил какую-нибудь безвредную кисло-горькую микстуру, да еще и взял бы за нее подороже? Совсем не исключено, что прокурорша излечилась бы от своего "теснения в груди". Ведь подобные рецепты (с пометкой "ut aliguid fiat" - "чтобы казалось") применяются и в подлинной врачебной практике.

И если лечат такие "лекарства", лечит слово, лечит авторитет врача, лечит (или калечит - смотря по тому, на что направлено) самовнушение, то отрицать, что в каких-то случаях и камень может способствовать излечению, - никак нельзя. Тем более, если речь идет не о нынешних временах, а о прошлом: в старину люди не были избалованы обилием и разнообразием эмоциональной информации, подобно нам с вами. На них легко воздействовали такие мизерные эмоциональные раздражители, на которые мы, кажется, вообще уже никак не реагируем.

С другой стороны, воздействия эти, как было сказано, сугубо индивидуальны и малодоказуемы; стало быть, никаких общих закономерностей нам с вами установить не удастся.

предыдущая главасодержаниеследующая глава






Лабораторные бриллианты занимают всё большую долю рынка

Советы ювелирного стилиста: выбор актуальных моделей женских колец

В 1905 году на руднике «Премьер» в Южной Африке добыт самый крупный в мире алмаз - «Куллинан»

Лабораторные бриллианты становятся популярнее

В Калининграде нашли янтарь весом более 3 кг

Муассанит: ярче бриллианта и крепче сапфира

На кувейтском острове нашли 3,6-тысячелетнюю ювелирную мастерскую

Сияющий опал: 10 удивительных фактов о самом красивом драгоценном минерале

Модный тренд 1950-х: ювелирные украшения, которые приклеивали к телу

Ювелирный этикет ношения колец: правила, которые необходимо соблюдать

Странные гигантские алмазы приоткрывают тайну состава Земли

Что хранится в королевской шкатулке?

Работу хабаровского ювелира приняли в постоянную экспозицию Эрмитажа

В Болгарии найден древний амулет из Китая



Rambler s Top100 Рейтинг@Mail.ru
© Карнаух Лидия Александровна, подборка материалов, оцифровка; Злыгостева Надежда Анатольевна, дизайн;
Злыгостев Алексей Сергеевич, разработка ПО 2008-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник: 'IzNedr.ru: Из недр Земли'