предыдущая главасодержаниеследующая глава

Печати, перстни с печатями

"На площади, перед главной мечетью Багдада, на самом краю широкой каменной лестницы сидел за маленьким столиком Дуда Праведный и вырезывал надписи на шлифованных сердоликовых печатях. На них он писал имена заказчиков красивой вязью, арабскими буквами, с искусным росчерком. На перстнях с камнями он писал также таинственные заклинания, дающие силу и здоровье владельцу или предохраняющие его от дурного глаза и губительных заклятий злых людей".

Этим абзацем начинается книга В. Г. Яна "К последнему морю". Мы привели его целиком как удивительно сжатое описание одного из существенных применений самоцветов в прошлом.

Первые опыты резьбы по камню были сделаны на Древнем Востоке (Персеполис, Вавилон, Египет). В основном это были фигурки скарабеев или цилиндрические печати. На последних изображение вырезалось на боковой поверхности цилиндра, а затем накатывалось на папирус. При одинаковых размерах цилиндрическая печать отличалась от плоской большей площадью отпечатка. Основным материалом для изготовления каменных скарабеев и печатей являлись лазурит, халцедон, яшма, сердолик.

В античном мире искусство резьбы по камню было вознесено на недосягаемую и поныне высоту. Каждый знатный грек или римлянин имел печать, которой оттискивал на воске свое имя или какую-нибудь символическую фигуру. Подделать печать было практически невозможно, поэтому на важных документах она заменяла подпись. Перстнем с монограммой запечатывали письма в те времена, когда отсутствовала почтовая служба. Собственный штемпель удостоверял личность отправителя письма, как об этом написал в любовной газели Рудаки:

 Если перстня твоего на печати вижу след, 
 Я целую то письмо: жизни мне оно милей! 

Перевод С. Липкина

Оттиск печати также подтверждал принадлежность данной вещи определенному владельцу:

 Она накидывает на меня петлю из своих волос, 
 Она притягивает меня своими глазами, 
 Она опутывает меня своими ожерельями, 
 Она ставит на мне клеймо своим перстнем.

Перевод А. Ахматовой

Это четверостишие начертано на папирусе писцом египетского некрополя Нахт-Собеком в XIV в. до н. э. Суди те сами, как давно использовались камни с резными изображениями или надписями.

Искусные мастера - резчики по камню - были не менее знамениты, чем их современник Александр Македонский. Греков Пирготеля и Диодора, римлянина Диоскорида знали многие. Пирготелю подражали, во все времена существовали подделки с его монограммой. До нашего времени дошел портрет Александра Македонского, вырезанный на сардониксе. Диодор Самосский знаменит тем, что на пятислойном сардониксе вырезал лиру, окруженную роем пчел. Камень был вставлен в перстень и стоил столько же, сколько родной остров Диодора. О дальнейшей судьбе легендарного перстня, который достался правителю острова Поликрату, вы можете прочесть в разделе "Самоцветные истории".

Из работ Диоскорида сохранились камеи с изображением императора Августа и его сына. Свои эдикты Август скреплял печатью со сфинксом. Остряки того времени утверждали, что некоторые указы так же загадочны, как сам сфинкс. В связи с этим император сменил печать на другую - с головой Александра Македонского, вырезанной Диоскоридом. Затем художник поднес ему печать с изображением самого Августа. Этим перстнем пользовались и наследники императора.

Сулла велел вырезать на своей печати портрет нумидийского царя Югурты, побежденного в бою. Печать Помпея изображала три его победы в Европе, Азии и Африке. Перстень Юлия Цезаря украшало изображение Венеры-воительницы. Рядом с этими властителями поставим Плиния Младшего, который носил перстень с квадригой - четверкой коней, запряженных в колесницу. Главным материалом печатей были сардоникс, оникс, агат, сердолик.

В XII-XIII вв. в Китае имели хождение бумажные деньги. По свидетельству Ибн Баттуты, в торговых операциях золотая и серебряная монеты не участвовали. "Купля и продажа у них, - писал о китайцах великий путешественник, - происходит при помощи листков бумаги величиной с ладонь, на этих листках ставился знак печати императора". Вот какова была цена оттиска печати!

Доктор геолого-минералогических наук В. П. Петров в книге "Рассказы о драгоценных камнях" сообщает, что многие современные китайцы не могут изобразить своего имени с помощью иероглифов. Поэтому они носят с собой личную печать и штемпельную подушку с красной тушью. Материал печати зависит от достатка владельца: дерево, пластмасса, золото. Из самоцветов чаще всего используются горный хрусталь и морион. На базарах всех крупных городов Китая сидят специалисты-резчики, которые могут изобразить на любом материале заказанные иероглифы. Личная печать всегда уникальна, она ставится под документами и имеет такую же юридическую силу, как подпись.

Благодаря широкому употреблению печатей и перстней с печатями корень "печат" оказался весьма продуктивным. Из него "выросли" многие существительные, прилагательные и глаголы: напечатанный текст, за семью печатями, печатный пряник, отпечатки пальцев, распечатать конверт, печатать шаг, исправить опечатки, опечатать имущество. А выражение "распечатка с ЭВМ" настолько ново, что еще не вошло в словари.

Некоторые слова изменили свое значение и в старых стихах звучат экзотично:

              ...Гори, письмо любви. 
Готов я; ничему душа моя не внемлет. 
Уж пламя жадное листы твои приемлет... 
Минуту!.. - вспыхнули! пылают - легкий дым, 
Виясь, теряется с молением моим. 
Уж перстня верного утратя впечатленье, 
Растопленный сургуч кипит... 

Заметили ли вы в слове "впечатленье" корень "печат"? Ведь самое первое значение этого слова и было "оттиск печати", "отпечатление". Отрывок взят из стихотворения А. С. Пушкина "Сожженное письмо", в котором упомянут сердоликовый перстень поэта.

"Печать моя есть так называемый талисман, подпись арабская, что значит, не знаю. Это Пушкина перстень, им воспетый и снятый мной с мертвой руки его". Так писал В. А. Жуковский 20 июля 1837 г., то есть через полгода после гибели А. С. Пушкина. Речь шла о сердоликовом перстне, к которому обращено также стихотворение "Талисман".

В 1880 г. в Петербурге состоялась первая пушкинская выставка. Среди других реликвий экспонировался перстень со следующей пояснительной запиской: "Перстень этот был подарен Пушкину в Одессе княгиней (Описка: как известно, Е. К. Воронцова носила титул графини) Воронцовой. Он носил постоянно этот перстень... и подарил его на смертном одре поэту Жуковскому. От Жуковского перстень перешел к его сыну, Павлу Васильевичу, который подарил его мне. Иван Тургенев. Париж. Август 1880".

Пушкинскую выставку посетило много поклонников поэта. Но лишь один из них догадался описать перстень. В "Лодзинском листке" за 1889 г. появилось сообщение: "Этот перстень - крупное золотое кольцо витой формы с большим камнем красного цвета и вырезанной на нем восточной надписью. Такие камни со стихами Корана или мусульманской молитвы и теперь часто встречаются на Востоке".

И Жуковский, и безымянный почитатель Пушкина не знали, что надпись на перстне была отнюдь не цитатой из Корана. Об этом стало известно после смерти И. С. Тургенева, завещавшего талисман Л. Н. Толстому. Вопреки воле писателя Полина Виардо переслала перстень Пушкинскому музею Александровского лицея. Здесь с него сделали оттиски на воске и сургуче (1887 г.). Судя по ним, камень в перстне имел восьмиугольную форму. На нем грубо вырезана древнееврейская надпись, оформленная сверху и снизу орнаментом. Текст гласит: "Симха, сын почтенного рабби Иосифа, да будет благословенна его память".

Специалисты определили камень как сердолик. Скорее всего, он найден на коктебельском побережье. Недаром Сердоликовую бухту облюбовал впоследствии М. Волошин, недаром она стала русской литературной бухтой (смотрите об этом раздел "Коктебельские камешки"). Надпись на пушкинском сердолике была сделана тоже в Крыму, в Чуфут-Кале. Перстни с подобной резьбой на камнях продавались на базаре Бахчисарая совсем недавно - в 30-х годах. Видимо, именно из Крыма талисман попал к Е. К. Воронцовой. По свидетельству современников, у графини было несколько сердоликовых перстней, одним из которых она запечатывала письма к Пушкину.

В средние века европейцы считали, что сердолик придает людям храбрость, вызывает любовь и симпатию. На Руси его считали любовным талисманом. Видимо, поэтому графиня Воронцова подарила перстень Пушкину. Вот почему в стихотворении "Талисман" возлюбленная говорит:

 Сохрани мой талисман: 
 В нем таинственная сила! 
 Он тебе любовью дан... 
 Милый друг! от преступленья, 
 От сердечных новых ран, 
 От измены, от забвенья 
 Сохранит мой талисман!

Имеется еще один документ об этом сердолике с еврейской надписью. Это рисунок самого поэта. На обороте черновика 1835 г. Пушкин набросал гусиным пером свою левую руку с длинными ногтями на тонких перстах. Указательный палец украшен перстнем с восьмиугольной вставкой, на которую нанесены неразборчивые штрихи.

Мы все время ссылаемся на документы, а где же сам талисман? Увы, он украден. 23 марта 1917 г. злоумышленник воспользовался неразберихой, царившей в период русской буржуазной революции, проник в Пушкинский музей и лишил нас драгоценной реликвии. Возможно, перстень цел, возможно, эти строки попадутся на глаза его невольному обладателю... Хочется верить, что бесценная реликвия будет возвращена в музей!

В фондах Всесоюзного музея А. С. Пушкина хранится еще один перстень поэта с сердоликом. Продолговатый камень слабо окрашен. На нем вырезана ладья в виде полумесяца, в которой плывут по волнам три крылатых амура. Происхождение перстня неизвестно. Но вряд ли он был залогом любви, так как Пушкин положил его в лотерею, которая разыгрывалась в доме Раевских. Кольцо выиграла младшая дочь генерала Н. И. Раевского - Мария. Выйдя замуж за декабриста князя Сергея Волконского, она разделила с ним ссылку в Сибирь. Мария Николаевна хранила кольцо как великую драгоценность. Рассталась с ним только перед смертью, подарив сыну Михаилу, родившемуся в ссылке. В 1915 г. ее внук С. М. Волконский передал кольцо с сердоликом в Пушкинский дом.

О пушкинских перстнях-талисманах существует обширная литература. В ней много путаницы. В частности, стихотворение "Храни меня, мой талисман" относят к сердолику. На самом деле оно обращено к перстню с изумрудом, который тоже хранится в фондах Всесоюзного музея А. С. Пушкина. По-видимому, во множестве свидетельств и документов первым разобрался доктор геолого-минер алогических наук Л. Звягинцев. Мы отсылаем читателей к его большой статье "Храни меня, мой талисман...", опубликованной в "Литературной России" № 28 за 1985 г.

Одна из сюжетных линий рассказа А. И. Куприна "Гемма" связана с великим итальянским художником Бенвенуто Челлини, жившим в XVI в. В те времена было модно носить на указательном пальце правой руки оправленные в драгоценный металл геммы. На камнях изображали гербы, девизы, криптограммы, профильные портреты знатных особ и возлюбленных. Слава знаменитых резчиков по камню стояла очень высоко. С ними считались даже короли и папы.

Рассказывают, что Бенвенуто Челлини был не только величайшим резчиком по металлам и самоцветам, но и довольно беспутным малым. Однажды он исчез из Ватикана, прихватив с собой золото и драгоценные камни, выданные из папского хранилища для работы. Отсутствовал достаточно долго, что возбудило гнев их святейшества. Когда Челлини объявился, его встретили следующими непарламентскими выражениями: "О! эти художники! вечные посетители кабаков, друзья развратных девок, шумные буяны, кропатели злых эпиграмм, подонки общества, язычники, а не христиане".

В качестве оправдания Челлини предъявил кипарисовый ларец, содержимое которого папа разглядывал с большим вниманием. Это был многоцветный сардоникс, на котором художник вырезал евангельский сюжет - тайную вечерю. Причем сделал это с присущим ему блеском и талантом, а может быть, даже превзошел самого себя. Все пятна, цвета и прожилки камня он использовал для характеристики персонажей. Христос оказался в белом одеянии, апостол Иоанн - в голубом, Петр - в красном, а Иуда, конечно, в мрачном темно-коричневом хитоне. Более всего папу поразила мысль, что сардоникс валялся на земле много лет и никому до него не было дела. Но вот пришел художник, коснулся камня своим незатейливым резцом - и сотворил чудо.

Бенвенуто Челлини был прощен и провозглашен любимейшим сыном церкви. Его шедевр отнесли в собор апостола Павла и выставили в алтаре главного притвора. Здесь он находится по сей день вместе с другими великолепными геммами, вырезанными гениальными художниками во все времена...

Вот так из незатейливой резьбы на печатке выросло одно из направлений художественного творчества. Геммы практически вечны, чем выгодно отличаются от живописных холстов и хрупких скульптур. Они миниатюрны, удобны при хранении и перевозках. Геммы всегда покоряли любителей прекрасного. Недаром древнеримский поэт воскликнул: "Геммы малы, признаю, но они побеждают столетья!"

предыдущая главасодержаниеследующая глава






Лабораторные бриллианты становятся популярнее

В Калининграде нашли янтарь весом более 3 кг

Муассанит: ярче бриллианта и крепче сапфира

На кувейтском острове нашли 3,6-тысячелетнюю ювелирную мастерскую

Сияющий опал: 10 удивительных фактов о самом красивом драгоценном минерале

Модный тренд 1950-х: ювелирные украшения, которые приклеивали к телу

Ювелирный этикет ношения колец: правила, которые необходимо соблюдать

Странные гигантские алмазы приоткрывают тайну состава Земли

Что хранится в королевской шкатулке?

Работу хабаровского ювелира приняли в постоянную экспозицию Эрмитажа

В Болгарии найден древний амулет из Китая



Rambler s Top100 Рейтинг@Mail.ru
© Карнаух Лидия Александровна, подборка материалов, оцифровка; Злыгостева Надежда Анатольевна, дизайн;
Злыгостев Алексей Сергеевич, разработка ПО 2008-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник: 'IzNedr.ru: Из недр Земли'