предыдущая главасодержаниеследующая глава

Изумруд

Изумрудом называется ярко-зеленый прозрачный берилл, алюмосиликат редкого легкого металла - бериллия [Ве3Аl2(SiO3)6], окрашенный хромом. Его кристаллы представляют собой красивые шестигранные призмы, иногда с очень сложной головкой. По своей ценности изумруд в хороших образцах уступает только алмазу и иногда хорошим рубинам. Месторождения изумруда во времена египетских фараонов разрабатывались в Аравийской пустыне, а в доколумбовое время - в Америке. В начале XIX столетия были открыты месторождения Урала, а в XX веке - в Южной Африке, Южной Родезии (ныне Зимбабве), Индии и Бразилии.

Из современного учебника минералогии

Народы в долине Манте, в Перу, обожали большой изумруд в виде страусова яйца под именем Богини Изумрудной и показывали оной только в торжественные дни. Индейцы со всех сторон собирались видеть сей обожаемый ими камень и приносили оному в дар мелкие изумруды, яко дщерей сей мнимой их богини. Испанцы по завладении Перу нашли всех сих дщерей, кроме большого помянутого изумруда.

Севергин В. Первые основания минералогии. СПб., 1798, кн. I, с. 332.

Нет цвета, который бы был приятнее для глаз, чем цвет смарагда (изумруда). Ибо мы с удовольствием смотрим также на зеленую траву и листвие древесное, а на смарагды тем охотнее, что в сравнении с ним никакая вещь зеленее не зеленеет. Сверх того, они только одни из драгоценных камней, кои при взирании на них удовлетворяют глаза, но не пересыщают... Они не переменяются ни на солнце, ни в тени, ни при светильниках, и всегда превосходны, всегда блестящи...

Смарагдов есть двенадцать родов. Знатнейшие суть скифские, названные так по тому народу, у коего находятся. Ближайшую похвалу так и место пребывание имеют бактрийские... но пишут, что сии гораздо мельче скифских. Третье место занимают египетские, кои в окрестностях города Конта в Фивской области выкапываются в скалах из утесов. Прочие роды находятся в медных рудниках.

Кай Плиний Секунд. Естественная история ископаемых тел, Пер. В. Севергина. СПб., 1819.

Наиболее древними месторождениями изумрудов считаются месторождения Египта, расположенные в Аравийской пустыне, на водоразделе между Нилом и Красным морем.

Эти месторождения были открыты еще при первых фараонах, и, видимо, именно отсюда поступал камень, находимый в египетских захоронениях, датируемых 3 тыс. лет до н. э. Интенсивная разработка этих месторождений велась при Птоломеях (305-30 г. дон.э.) и несколько позднее. Затем эти месторождения были заброшены, а к началу XIX в. и утеряны. Высказывались даже сомнения в существовании этих рудников. Предполагается, без особых, впрочем, на то оснований, что заброшены эти копи были в конце XVI в., когда в Европу поступили большие партии колумбийского изумруда, захваченного конкистадорами у индейцев.

Только в 1816-1817 гг. золотых дел мастер из Нанта, француз, любитель камня Кайио вновь открыл эти копи. На горе Джебел Забара, в 200 км от Нила и в 35 км от Красного моря, им было найдено около 40 шахт; некоторые шли на глубину до 800 футов (240 м). Собрав здесь изумруды, которые залегали в слюдите, Кайио вернулся в Каир и предъявил камни египетскому правительству. Ему были даны рабочие и поручено организовать систематическую добычу камня. Из-за страшной жары и отсутствия воды добычу организовать не удалось, но Кайио нашел еще одно место старых работ на горе Джебел Сикет, где были остатки более 1000 шахт и развалины города, в котором было не менее 500 домов. Кое-где в городе сохранились греческие надписи. До сих пор эти месторождения, видимо, не разрабатываются.

Камень, получаемый отсюда, был мало прозрачным, трещиноватым и светлоокрашенным.

О геологии этого района имеются скудные сведения; известно, что в районе развита гранито-гнейсовая толща, среди которой встречаются ультрабазиты и пегматиты. Кроме того, встречаются здесь биотитовые и флогопитовые слюдиты, содержащие иногда актинолитовую роговую обманку и тальковые сланцы. Изумруды встречаются только в слюдитах. Старые разработки приурочены также только к слюдитам. Мне посчастливилось повидать образцы изумруда из этих месторождений Египта. Мелкие кристаллики изумруда залегали по границе биотитового слюдита и небольшой пегматитовой жилы. Все это весьма напоминает хорошо изученные месторождения Урала; видимо, это однотипные месторождения.

Второй группой месторождений изумруда, которая стала поставщиком драгоценного камня в Европу, были месторождения Колумбии. Они дали очень большое количество драгоценного камня, но геологическое строение их до недавнего времени не было ясным, и только в последние годы появились хорошие описания.

В начале 70-х годов эти месторождения посетил крупный советский минералог А. А. Беус, написавший очень интересную книгу о своих путешествиях*.

* (А. А. Беус. Далекие хребты Кордильер. М.: Мысль, 1976. 140 с.)

Месторождения изумруда разрабатывались в Колумбии индейцами еще до завоевания Америки испанцами. Как известно, Хименес Кесада - завоеватель Центральной Колумбии - 12 марта 1537 г. впервые увидел изумруд у захваченного в плен индейца. Направленный Кесадой на поиски изумрудов капитан Педро Фердинандес де Валенсуэла добрался до района Чивор и будто бы принес своему командиру образцы изумруда. Однако это открытие еще не было началом разработок. Эксплуатация началась только после открытия испанцами месторождения изумрудов Музо. В этом открытии, по А. А. Беусу, много неясного. По наиболее вероятной версии, наместник короля Испании Карла V в Колумбии де Лейва 1 января 1564 г. сообщил из города Санта-Фе-де-Богота, что в 30 лигах (примерно 165 км) от этого города "с божьей помощью" в поселке Ларинидад провинции Музо были открыты копи изумрудов.

Проникновение на территорию, богатую изумрудами, оказалось очень трудным из-за крайне пересеченной местности и яростного сопротивления индейцев. Индейцы, вооруженные луками, разили пришельцев отравленными стрелами, и попытки захвата их земель стоили жизни многим испанцам. Для овладения землями, содержащими месторождения изумрудов, де Лейва посылает в трехмесячную экспедицию в провинцию Музо опытного открывателя и завоевателя капитана Хуана де Пенагоса, способного вести переговоры с целью овладения землями, на которых были открыты месторождения драгоценных камней.

Но и после формального покорения индейцы Музо неоднократно восставали и нападали на рудники изумрудов, находившиеся во владении испанцев. За всю четырехсотлетнюю историю этот район никогда не был свободным от войны.

Копи Чивор разрабатывались испанцами до 1675 г., а потом были заброшены и утеряны, и только в 1886 г. колумбийский горный инженер Френциско Рестрепо по архивным документам конкистадоров установил, что рудник Чивор был расположен в таком месте внешнего хребта Восточных Кордильер, из которого можно ясно видеть заросшие лесом равнины бассейна р. Ориноко, и на этом основании начал поиски. Там он обнаружил остатки акведука, который привел его отряд на вершину хребта. Здесь и оказались потерянные копи.

Месторождения изумрудов Колумбии группируются в виде широкой полосы, пересекающей хребты Восточных Кордильер в северо-западном направлении, но общая площадь этой полосы не ясна. Самыми богатыми участками являются участки Музо в центре полосы и Чивор - на ее крайнем юге. Небольшое количество изумрудов добывалось в различных точках изумрудоносного района. Более крупными из этих точек являются месторождения Коскуэз и Пенья-Бланка к северу от Музо.

Геологическое строение колумбийских месторождений, несмотря на интенсивную их разработку, освещено в литературе очень мало. И хотя их резкое отличие от месторождений Урала отмечалось давно, детали геологического строения месторождений были не очень ясны. В этом смысле исследования А. Беуса оказались крайне полезными. Они отчетливо показали, что главное месторождение изумрудов - район Музо - весьма специфичен. Основу района слагают нижнемеловые углисто-глинистые сланцы (формация Виллето), слабо метаморфизованные и поэтому сильно пачкающиеся. Продуктивные слои, капас-буэно (хорошие слои), практически почти не отличимы от непродуктивных (камбиадо - другие). Указывается только наличие в продуктивных сланцах альбита. По мнению А. Беуса, продуктивные слои приурочены к зонам разлома, по которым могли протекать вызывавшие минерализацию растворы.

Изумруд приурочен к кальцитовым жилкам, весьма обильным в продуктивной толще. Кроме изумруда и кальцита, в жилах встречается пирит и редко - другие минералы. Палеотемпературные измерения (по гомогенизации включений) показали, что наиболее вероятная температура образования изумруда в Музо составляет 280-380°, т е. растворы, давшие начало месторождениям, по геологическим масштабам были не очень горячими.

Наиболее богатым в районе Музо в момент посещения его А. Беусом был карьер Текуэндама, представляющий собой крутой, почти стометровый обрыв, сложенный черной, как сажа, сланцеватой породой, пересеченной сетью тонких жилок и прожилок кальцита. Старатели работают в карьере без технического руководства, нисколько не беспокоясь о системе разработки. Во многих участках карьера возможны обвалы, угрожающие жизни горняков.

Среди добываемого камня различают эсмеральду - ювелирный камень высшего класса и морайя - изумрудная зелень - низкокачественный материал. Местные специалисты считают, что для добычи 1 карата морайя надо переработать около 1 м3 сланца, но для получения 1 карата эсмеральды нужно переработать около 12 м3 сланца.

Рудник Чивор, хорошо описанный в последние годы американцем Джонсоном, сложен такими же нижнемеловыми сланцами (формация Кокуэзо), что и Музо, но более пестрыми по составу. Глинистые черные и желтые сланцы переслаиваются с черными известняками и белыми и розовыми аргиллитами. Среди сланцев выделяются три горизонтально залегающих слоя (?) - "железные пояса", содержащие пирит или гетитовые (буро-железняковые) псевдоморфозы по пириту. Что это такое, Джонсон (не геолог, а просто любитель камня, посетивший это месторождение) не знает, возможно, что это минерализованные зоны дробления. Продуктивные слои залегают между "железными поясами" или вблизи них, удаляясь не более чем на 50 м. В продуктивных сланцах, как и в "железных поясах", отмечается присутствие альбита. Изумрудоносные жилы секут сланцы во всех направлениях, однако в отличие от Музо, в кальцитовых жилах изумруда нет. Изумруд содержат пиритовые и альбитовые жилы или жилы, в которых присутствуют эти минералы. Лучшие камни в месторождении встречаются в карманах, иногда ассоциирующих с жилами, находящимися в сланцах. Карманы могут быть полыми или выполнены альбитом, пиритом или гетитом. Лучшие камни встречались именно свободными, в пустоте.

Кальцит, хотя и обычен в Чиворе, образует местами с пиритом очень красивые штуфы, но изумруд с кальцитом никогда не встречается. Джонсон отмечает, что ни изверженных пород, ни пегматитовых жил в районе месторождения Чивор нет.

Остается только сожалеть, что научных исследований изумрудных месторождений Колумбии нет. Важно здесь все - и изучение характера вмещающих пород, и выяснение причин различия между Чивором и Музо, и, конечно, поиски источников бериллия и хрома. Не верится, что Колумбия - единственный район, где встречаются такие низкотемпературные изумруды. Хорошо бы их поискать в других местах, но где - пока не ясно.

Огромная стоимость изумруда приводит к тому, что на колумбийских месторождениях, как и на многих месторождениях драгоценных камней в капиталистических странах, широко развит гангстреизм. В 1965 г. на заседании Международной ассоциации по изучению глин, которое происходило в городе Иерусалиме, мне пришлось встретитьс я с молодым голландским геологом, который сообщил, что прибыл из Колумбии, где вел широкие геологические исследования. Меня заинтересовало, не был ли он на изумрудных копях Музо. Хотелось знать, что они собой представляют, так как в литературе о них не было даже тех сведений, которые сообщены выше. Мой вопрос испугал собеседника: "Что вы, что вы, туда же нельзя и пытаться попасть. Копи захвачены полугангстерской компанией, которая ведет добычу достаточно скрыто, не показывая ни точных ее объемов, пи масштабов месторождения. Компания очень боится геологов, которые могли бы оценить размеры разработок и запасы месторождения. Несколько геологов, желавших проникнуть на месторождение, были убиты на дороге".

В своей статье, опубликованной в 1973 г., я передал этот разговор, а через несколько лет, во время очередной встречи профессор А. А. Беус сказал: "А знаете, я был в Музо". Я изумился. "Да что вы, туда, говорят, нельзя попасть!" - "Нет, ничего подобного. Я как представитель ЮНЕСКО и вместе со мной главный геолог Правительственного управления геологии Колумбии посетили Музо, и, как видите, все благополучно". Мы разошлись. Однако при одной из последующих встреч Беус задержал меня. "А ведь вы были правы. В моего спутника по экскурсии в Музо стреляли и тяжело ранили". Вот как эту историю после описывает А. А. Беус в своей книге*. "Уже месяца через два после отъезда из Колумбии я получил длинный конверт с колумбийской маркой. Из конверта выпала газетная вырезка с заметкой: "В пятпицу, в 2 ч 40 мин утра, вблизи Музо на участке дороги, называемом „дуга смерти", майор полиции Заиме Нуньез и сеньор Хозе Родригас были убиты из засады автоматной очередью торговцами самоцветами. Геолог-администратор рудника Музо Корнелио Торрес, получивший несколько ранений, в том числе в живот, медленно выздоравливает". Очевидно, престиж ЮНЕСКО был так велик, что гангстеры не решились поднять на Беуса и его спутника оружие тогда, чтобы не вызвать международного конфликта. Автор сообщает также, что в 1973 г. район копей был взят под надзор армии, и с этого года вся добыча изумруда ведется под контролем армии.

* (Там же, с. 113.)

В своем описании путешествия на изумрудные копи Колумбии А. Беус много пишет и о "неблагополучии" на руднике, которое ему пришлось наблюдать: "Ни для кого не является секретом, что более 90% добываемых в Колумбии изумрудов вывозятся контрабандой из страны, преимущественно в США". И далее: "В этой стране в течение многих лет действует преступный международный синдикат, который полностью монополизировал сбыт изумрудов, добываемых местными старателями-вакеро в бесчисленных рудничках и закопушках. Вся система контрабандного бизнеса держится на обмане вакеро. Следующая за вакеро ступень контрабандной лестницы составлена из перекупщиков, именуемых но местному эсмеральдеро, которые поставляют изумруды, купленные за бесценок у старателей, в Боготу. Это наиболее опасная ступень изумрудного бизнеса монополизирована несколькими "семьями", которые связывают центры перекупки изумрудов в городах Музо и Пенья-Бланка с местами секретных встреч перекупщиков с представителями следующей ступени контрабандной лестницы, переправляющими изумруды за границу. Эсмеральдеро поддерживают строгую дисциплину среди старателей давно проверенным способом "с помощью пистолета".

Интересно все-таки, сумеет ли армия навести порядок на изумрудных копях Колумбии*.

* (В 1982 г. была опубликована составленная в США статистика добычи изумруда в Колумбии за 1979 г. В ней указано, что государственная продажа изумрудов достигает примерно около 200 млн. долл., но автор указывает, что государственная продажа составила не более 40% всей добычи.)

Лучше других изучены уральские изумрудные копи, давшие много прекрасных камней. Они были открыты в 1831 г., и тогда же была начата их разработка. В ряде работ высказывалось даже предположение, что уральские изумрудные копи были именно тем месторождением, откуда в древний мир поступали скифские и бактрийские изумруды, упоминаемые Плинием Младшим. Но известный профессор Арцруни (армянин по национальности, преподававший в Германии) проводил специальное исследование, в котором сравнивал изумруды из древних украшений и изумруды Урала, и показал их различие. К тому же никаких старых разработок на уральских изумрудных копях найдено не было.

Об открытии уральских изумрудных копей сообщается в очень красочном донесении начальника Екатеринбургской гранильной фабрики, оно приведено в книге А. Е. Ферсмана и широко известно. Здесь интереснее привести менее известное сообщение местного старожила*: "Был у нас тут наш белоярский крестьянин Максимко Кожевников. Парень дошлый, смотрел все, где как порубка откроется, да пни появятся, он их выкорчевывал, да смолу гнал. Как-то зашел Максимко за пнями на правый берег Токовой, что падает в Рефть, да меж корней сушины, вывороченной бурей, напал на струганцы (кристаллы), да самоцветные, как есть тумпасы. Огаркнул он сотоварищей, показал им самоцветы. Подивились они, порылись тут еще, да порешили, что как поедут в город показать их там, а если гожи, то и продать. Так и сделали. Да проведал об этих камнях управитель гранильной фабрики, что в городе жил; доставили их к нему, а он-то вертел и смотрел их, точить давал, да и признал, что этот камень дорого стоит. А земля эта казенная, да в ту пору по закону никто в ней не мог добывать самоцветный камень, окромя что казна. Управитель послал за Максимкой, да вместе с ним и рабочими поехали на Токовую смотреть место, где найдены камни. Вырыли тут ямины, шурфы на пробу, встретился им сланец, что со слюдой; стали его пробивать, а в нем струганцы и сидят. Камни нашли знатные. Управитель их забрал да в Питер и отправился. С той поры работы и начались".

* (М. И Пыляев. Драгоценные камни, их свойства, местонахождение и употребление. СПб., 1888, с. 245.)

Изумрудные копи Урала расположены несколько севернее г. Асбеста, на протяжении той же полосы ультрабазитов, с которыми связаны Баженовские асбестовые месторождения. Наиболее подробное изучение этих месторождений предпринято было в 20-х годах нынешнего века академиком А. Е. Ферсманом, который дал очень содержательное описание этих копей, впоследствии уточненное и дополненное К. А. Власовым. Ко времени начала работы А. Е. Ферсмана минералогическая природа изумруда была уже вполне изучена и уверенно доказано, что зеленый цвет изумруда связан с растворением хрома в минерале берилле. Правда, хрома здесь немного, но все-таки он есть. Именно это сочетание бериллия и хрома в одном минерале представляло тогда главную трудность в понимании происхождения этого минерала.

Как раз в начале 20-х годов в нашей стране академиком В. И. Вернадским и А. Е. Ферсманом, который был другом и учеником В. И. Вернадского, были заложены начала новой дисциплины - геохимии, рассматривающей распространенность различных элементов в разных геологических условиях. Одним из первых твердо установленных геохимических законов было то, что в природе некоторые элементы распространены строго закономерно. Так, с гранитами связаны такие элементы, как фтор, вольфрам, олово, редкие щелочи и особенно бериллий. Собственно в самих гранитных породах этих элементов очень мало, но при остывании гранитной магмы и ее кристаллизации эти элементы накапливаются в последних порциях расплава и выделяются или в пегматитовых жилах, если эти летучие вещества не могут уйти из области кристаллизации, или в измененных породах - апогранитах или грейзенах, замещая по пути своего движения ранее существовавшие минералы.

Второй группой строго специализированных элементов являются такие элементы, как никель, кобальт, платина, палладий и хром, которые теснейшим образом связаны с бедными кремнекислотой ультрабазитовыми породами.

Своеобразие изумруда заключается в этом смысле в его полной "противозаконности": в нем сочетается бериллий - типичный элемент гранитоидов - с хромом - типичным элементом ультрабазитов.

Исследования А. Е. Ферсмана на изумрудных копях Урала позволили показать причину такого сочетания. Он установил, что минерализация этих копей образовалась в результате внедрения относительно более молодой гранитной магмы в ранее существовавшие ультрабазитовые массивы. Гранит, который внедрился сюда, является, видимо, ответвлением от развитого к северу массива, с которым связаны многочисленные пегматитовые жилы Мурзинско-Адуйской полосы. Это может свидетельствовать о том, что гранитная магма, внедрившаяся в районе изумрудных копей, была довольно богата летучими веществами вообще и бериллием в частности.

Предположив внедрение гранитной магмы в ультрабазиты, А. Е. Ферсман должен был здесь впервые выяснить контактную зональность, возникшую в таких контактах. Тщательное исследование ряда разрезов позволило ему определить, что в результате внедрения гранита вокруг него в ультрабазите возникает следующий реакционный ряд:

  1. пегматит или гранит;
  2. биотитовый слюдит (мощность до 1,5 м);
  3. хлоритово-актинолитовая зона (до 1,0 м);
  4. тальковый сланец (до 3 м);
  5. неизмененный ультрабазит.

Три промежуточные зоны (2, 3, 4-я) возникают в результате взаимодействия гранита и ультрабазита. Конечно, это очень грубая схема, в природе все много сложнее. Отдельные зоны делаются тоньше, а иногда и просто выпадают. Исчезает иногда и сама жила; от нее остаются только летучие вещества, создающие контактные зоны и т. д.

Если этот разрез, однако, сравнить с другими случаями контакта гранитоидов с ультрабазитами, то полное тождество всех контактных зон видно совершенно отчетливо.

Этот вопрос в той или иной мере рассматривается при описании месторождений нефрита и жадеита.

Взаимодействие гранитного расплава и ультрабазита объясняет и необычную геохимическую ассоциацию бериллия с хромом - бериллий привнесен из гранита, а хром заимствован из ультрабазита. Крайне интересны также наблюдения А. Е. Ферсмана по распределению минералов в контактном поле. Минералы пегматитов, такие, как берилл, апатит, флюорит, встречаются либо в зоне магматической породы, либо в слюдите. Однако в том случае, когда берилл образует кристаллы среди минералов пегматитовой жилы, они бесцветны или имеют характер аквамарина, зеленый изумрудный цвет берилл приобретает только тогда, когда он кристаллизуется среди слюдита. Интересно отметить, что на месторождении многие факторы свидетельствуют о низкой температуре образования берилла. В известной мере это сближает уральский и колумбийский типы месторождений изумруда.

Присутствие хрома только в бериллах в слюдитах однозначно показывает, что в формировании зоны слюдита участвовали как гранитный, так и ультрабазитовый материал. Менее ясен механизм этого образования. По А. Е. Ферсману, внедрившийся в ультрабазит гранитный расплав, обогащенный летучими веществами (Ферсман называет его пегматитовым), интенсивно растворял вещество ультрабазита и активно прогревал ближайшие контакты. За счет расплава, обогащенного веществом ультрабазита, кристаллизовалась слюда, возникла зона слюдита, внутри которой может остаться участок почти неизмененного расплава, закристаллизовавшегося в форме гранита или расплава, обедненного кремнекислотой в форме бескварцевой породы - плагиоклазита. За счет прогретых пород, в которые растворы еще привносили кремнекислоту, образовались зоны амфибола и талька.

Позднее были высказаны предположения, что контактные зоны образовались после застывания пегматитовой жилы; на жилу и на вмещающий ее ультрабазит действовали растворы, которые вызывали их перекристаллизацию и переносили вещество жилы в ультрабазит и обратно. Высказывались и очень неясные представления. Так, один молодой исследователь недавно написал, что изумрудоносные слюдиты "являются слюдитами фации грейзенов". Признаться, трудно понять отличие этого "нового" взгляда от "старого". Грейзенизация, тем более грейзены, содержащие флюорит и берилл, обусловливаются воздействием остаточных растворов, богатых летучими, на ту или иную ранее существовавшую породу. Здесь, в изумрудных копях, и по А. Е. Ферсману, настоящих пегматитов нет, есть только некоторые реликты гранита, обогащенные летучими, и их воздействие на ультрабазит. Так в чем же разница? Не ясно. Но всякий спор в науке открывает новые факты и идет обычно на пользу истине, вероятно, и этот спор в конечном итоге принесет пользу.

Методы добычи изумрудов в царской России мало отличались от подобных же работ в других капиталистиких странах; они очень красочно описаны в нашей литературе*. Некто Малахов, посетивший изумрудные копи в 1884 г., так описывает их: "Человек двадцать копошилось в яме, которая была еще не глубока. Одни из них откалывали при помощи кайлы и лома синеватую породу - слюдистый сланец, содержащий в себе цветные камни. Другие рабочие ее перевозят, а третьи очищают. Эта порода, особенно только что отбитая, богатая влагой, довольно легко раскрашивается, даже при помощи рук, вследствие чего при некоторой осторожности легко извлекать из нее, нисколько не попортив, кристаллы изумрудов, бериллов и других минералов. Только что отколотая порода складывается в ручные тележки или тачки и перевозится на площадку к амбару, где и производится ее разборка. Отделив от кристалла или щетки, как называют сросток из нескольких кристаллов, излишний сланец, кладут их осторожно в мешки и переносят в амбар. Цветные камни, по словам рабочих, нельзя тотчас же очищать, надо дать им обсохнуть, а то часто кристаллы покрываются трещинами, через что теряют свою ценность".

* (Там же, с. 251.)

Кроме официальных работ, по свидетельству того же Малахова (с. 249), велась и незаконная добыча.

Описание изумрудных копей Урала, выполненное А. Е. Ферсманом, было очень интересным, четким, удивительно просто и хорошо объясняющим все стороны образования изумруда. Это описание привлекло к себе внимание исследователей, изучающих драгоценный камень за рубежом. Изумруд стали целеустремленно искать в контактах между гранитными пегматитовыми жилами и ультрабазитами. После опубликования работ А. Е. Ферсмана были открыты изумрудные месторождения в Южной Африке (ЮАР), в Зимбабве и в Индии. Все эти месторождения по генезису весьма близки к месторождению Урала.

Опишем некоторые из этих открытий.

В Южной Африке изумруды были найдены в 1927 г. Район, где обнаружены месторождения, расположен на южном склоне хребта Мурчисон, на слабовсхолмленной равнине, геологическую основу которой составляет древняя архейская система свазиленд, в состав которой входит толща гранитов, гнейсов, амфиболитов и железистых кварцитов. К этой толще приурочены многочисленные пегматиты. Изумруды приурочены к слюдитам, окружающим пегматиты. Первым был открыт рудник Сомерсет, расположенный в 12 милях к восток-северо-востоку от станции Гравелот. Позднее в этом же районе были открыты рудник Кобра и рудник близ самой станции. Однако Сомерсет, видимо, до сих пор является самым крупным. Количество добытого в Африке изумруда не ясно, указывается только, что в 1936 г. здесь добыто 14081 карат изумруда.

Изумруд в Индии был определен в 1944 г. Др. X. Крукшанком по образцам, добытым сотрудником геологического управления Багчанда Сони в процессе расширения добычи слюды и берилла в военные годы. Позднее были открыты и коренные месторождения, образующие большую полосу в юго-западном Раджастане, протягивающуюся от г. Аджмира к юго-юго-западу. Наиболее крупное месторождение Бубани расположено несколько северо-восточнее этого города. Немного юго-западнее от города расположено месторождение Раджар, а еще юго-западнее, уже в районе г. Мевара, расположено несколько более мелких месторождений: Канигуман, Теки и Гум-Гура.

Все эти месторождения приурочены к сильнодислоцированной зоне в местных докембрийских отложениях, по границе между породами "системы Дели" и более древними породами "Аравали". В зоне разлома выходят отдельные участки ультрабазита и встречаются многочисленные пегматитовые жилы и жилы турмалиновых гранитов. Предполагается, что это более молодые "постделийские" образования, связанные с расположенным в этом же районе гранитом Эринпура. Крайне интересно, что с гранитом Эринпура связаны многие пегматитовые жилы, содержащие берилл.

В районе месторождений с пегматитами ассоциируют биотитовые и мусковитовые сланцы, актинолитовые и тремолитовые породы, а также тальковые сланцы. К сожалению, имеющиеся зарисовки весьма нечетки, и установить последовательность реакционных зон не удается. Отмечается, что изумруд встречается только в слюдяных сланцах. В пегматитах встречается только неокрашенный берилл. Специально отмечается большое сходство всех месторождений района.

Сильно затрудняет изучение и понимание процессов изумрудообразования в Индии выветривание, наложенное на все месторождения. Отмечается сильная каолинизация полевых шпатов и вермикулитизация биотита. Первые работы в районе велись именно для изучения ресурсов вермикулита. Количество добытых изумрудов не очень ясно; указывается, что в 1945-1947 гг. в Индии добывалось более 900 фунтов изумрудов в год. Сколько здесь было ювелирного изумруда, неизвестно. Изумруды на руднике подвергаются грубой сортировке, очищаются в кислотах и щелочах, покрываются слоем жира и поступают на аукцион в Джайпур.

Последней по времени интереснейшей находкой, хотя и имеющей только минералогическое значение, была находка в 1971 г. изумруда на Украине. Здесь среди тремолитовых и тремолит-актинолитовых сланцев - продуктов метаморфизма ультрабазитов - встречена жила хорошо дифференцированных альбитовых пегматитов. Вокруг пегматита развивается биотит-флогопитовая оторочка мощностью 15-20 см с раздувами до 30-50 см. Кристаллы ярко-зеленого изумруда размером до 1,5-2,0 см встречаются в слюдитовой оторочке. Окраска вызвана присутствием в изумруде некоторого количества хрома, определенного химически. В самих пегматитах присутствуют слабо окрашенные бериллы, содержащие, как и местный изумруд, довольно много щелочей.

Изумруд - интереснейший драгоценный камень. Особый интерес в том, что в этом минерале ассоциируют геохимически резко отличные элементы: хром - типичный элемент ультрабазита и берилл - не менее типичный элемент кислых пород. Условия, в которых возможно соединение этих геохимически несовместимых элементов, были блестяще расшифрованы А. Е. Ферсманом, и сейчас можно видеть, что многие изумрудные месторождения мира - Индия, Южная Африка, Египет и Украина, а также очень маленькое месторождение Хабахталь в Альпах, о котором не упоминалось, - имеют совершенно такой же характер, как и уральские изумрудные копи, и образовались при контактном воздействии гранита на ультрабазит.

В свете этих результатов особенно интересна природа колумбийских месторождений. Пока совершенно не ясно, откуда в эти месторождения поступали бериллий и хром и каким образом в жилах кальцита среди сланцев могли возникнуть кристаллы берилла, содержащего хром. До сих пор синтез изумруда ведется в условиях высоких температур и давлений. Для колумбийских месторождений, однако, можно предположить рост кристаллов берилла при значительно более низких параметрах. Очевидно, в этом направлении следует вести дальнейшие интенсивные исследовательские работы по синтезу изумруда.

Хотелось бы, чтобы читатель, рассматривая изумруд, видел в нем не только драгоценный камень огромной цены, но и интереснейшее и редчайшее природное явление, а также помнил о большом достижении нашей науки, сумевшей объяснить загадку изумруда и дать в руки исследователей возможность новых интересных открытий.

предыдущая главасодержаниеследующая глава












Rambler s Top100 Рейтинг@Mail.ru
© Карнаух Лидия Александровна, подборка материалов, оцифровка; Злыгостева Надежда Анатольевна, дизайн;
Злыгостев Алексей Сергеевич, разработка ПО 2008-2019
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник: 'IzNedr.ru: Из недр Земли'