предыдущая главасодержаниеследующая глава

Прошлое и настоящее

Когда иностранные послы и купцы в XVI и XVII вв. посещали Россию, они поражались неслыханными богатствами, которые видели на приемах у князей и царей, и привозили на родину рассказы о сказочных уборах из золота, осыпанных жемчугами, о нарядах, блиставших самоцветными камнями, и о царских коронах и посохах с огромными сверкавшими карбункулами, яхонтами и аметистами. "Тихий ужас", по выражению историка, овладевал ими при виде груд лучшего жемчуга, накопленного в монастырях, прекрасных изумрудов и редких камней, украшавших иконы, оклады священных книг и церковную утварь. Но все эти камни были привозные. В те времена Русская равнина с ее необозримыми лесами и водами не давала России камня; не давали его ни Уральские горы, ни Сибирь, которая только в XVII в. начала втягиваться в хозяйственные интересы страны. Только кое-где на русском Севере из рек вылавливали пресноводные раковины с розоватым жемчугом, а в Киеве стены и полы храмов выстилали местными породами - красным кварцитом и лабрадоритом. Лишь в греческих колониях Крыма с успехом применялись красивые пестрые мраморы, которые шли не только на украшение своих поселений, но и частично вывозились к берегам Эгейского моря и в Византию.

Все самоцветы, которыми восторгались иноземцы, попадали на Русь из Византии, из Бухары, с запада. Своего камня Россия еще не имела, и надо было, чтобы получило развитие в России горное дело, чтобы страсть к роскоши и пышному строительству, охватившая придворное общество во второй половине XVIII в., побудила к поискам и открытиям богатейших месторождений камня. Уже в начале XVIII в. около Петербурга, в царской резиденции Петергофе, была заложена алмазная мельница для распиловки цветных камней и огранки самоцветов. На Урал были посланы специальные экспедиции для поисков камней, в Екатеринбурге, в районе новооткрытых месторождений яшм, аметистов, аквамаринов, топазов и красных турмалинов, была построена вторая шлифовальная мельница. Наконец, на далеком Алтае, среди богатой и прекрасной природы этого края, была заложена третья государственная гранильная мастерская. Эти-то мастерские и снабжали русский двор и музеи замечательными по технике и искусству выполнения декоративными изделиями: чашами, вазами, столами из малахита, лазурита, яшмы и мрамора.

В начале XIX в. на Урале были открыты замечательные изумруды и александриты, потом в Забайкалье нашли огромные, почти пудовые кристаллы золотистых топазов. Мало-помалу все более стало выявляться богатство России самоцветами, и на всех мировых выставках изделия из русского камня стали обращать на себя особое внимание. Россия действительно сделалась страной цветного камня, и, казалось бы, все обещало пышный расцвет этому виду промышленности. Однако неразумная экономическая политика царского правительства, охрана лишь узких интересов двора - все это к началу XX в. стало подтачивать русский каменный рынок. Старая Колыванская фабрика почти прекратила работу, сохранив лишь свой распиловочный цех, в котором приготовляла грифельные доски для местных школ. Пришла в упадок во время первой мировой войны и Петергофская гранильная фабрика; почти без заказов стояла на Исети с полусгнившим наливным колесом шлифовальная фабрика в Екатеринбурге.

Пришли в упадок и кустарные промыслы по обработке самоцветов в глухих деревнях Урала. Все больше и больше иностранного камня, красивого стекла, пасты и ювелирных изделий стали ввозить в Россию, убивая народное творчество и отодвигая в область истории крупную отечественную каменную промышленность.

Первая мировая война завершила это падение камнерезного и ограночного дела, и только лишь в богатых селах западных склонов Урала продолжалась кустарная работа по обработке мягких сортов алебастра и селенита.

Разрушенный транспорт, тяжелое положение народного хозяйства, заботы о насущнейшем сырье - угле и железе в годы гражданской войны препятствовали разработке месторождений и огранке самоцветов и цветников.

Необходимость восстановления и укрепления народного хозяйства, создания могучей черной металлургии, подведения широкой сырьевой базы под разнообразные отрасли народного хозяйства - все это заставило отложить заботы о декоративном камне, ибо слишком много было забот и без него.

Но прошли первые годы рождения новой, социалистической промышленности. Укрепилось хозяйство и широко развернулось крупное общественное строительство; набережные, метро, клубы, театры, вокзалы, здравницы - все потребовало большого количества прочных и красивых декоративных и строительных материалов. С ростом благосостояния возродился интерес к камню и в личном быту - интерес, сопутствовавший человеку на протяжении многих тысячелетий его истории. Так в эти годы крупного строительства камень снова занял видное место в украшении жизни.

Больше камня, красивого, прочного, яркого, радостного, больше мраморов и яшм, разноцветных гранитов и лабрадоров для облицовок, больше красок в окружающей нас жизни!

А между тем камня не было, камень оказался дефицитным материалом, надо было заново создавать крупные промышленные предприятия, искать новые месторождения декоративных камней, поднимать старые ломки, заброшенные и заросшие столетними деревьями. Надо было возродить былую славу Урала, Алтая, Саян и Забайкалья.

Наряду с новым подъемом этих старых разработок цветников и самоцветов, и другие горные районы России начали давать народному хозяйству и промышленности свои декоративные материалы, и если раньше я с сожалением писал в своих книгах о том, что ни Крым, ни Кавказ, ни Север почти ничего не дают для ограночной и камнерезной промышленности, то сейчас новые дивные материалы открываются во всех уголках нашей необъятной Родины.

* * *

Я помню Крым в 1915 г. Скромная маленькая мастерская ювелира приютилась на склоне горы Карадаг, у ласкающей глаз Коктебельской бухты Черного моря. Хозяин один занимался огранкой находимых на берегу красивых галечек агата и халцедона. Частью он продавал их местным жителям, частью посылал столичным ювелирам. Его мастерская была тогда единственным ограночным и камнерезным "учреждением" всего Крыма. А между тем в начале XIX в. там существовали специальные мастерские по обработке камней, и много надежд связывалось с использованием серых, красных и розовых мраморовидных известняков и красивых зеленовато-серых диоритов.

Как изменилась эта картина через 25 лет! Два мраморных завода уже работали в Севастополе и Симферополе, с трудом справляясь с распиловкой красивых желтых, желто-красных и пестрых мраморов окрестностей Балаклавы для нужд метро и московских зданий.

На южных склонах Яйлы разрабатывались многочисленные ломки зеленовато-серых диоритов и известняков, из которых выделывали плиты, подоконники и лестничные ступени. С конца 1940 г. в Симферополе налаживается новое производство ювелирных изделий из крымских самоцветов и цветников. Энергии местных любителей камня мы обязаны тем, что на Карадаге добыто более тонны сердоликов, халцедонов и агатов и около полутонны яшм - зеленых, розовых, желтых и красных, самых разнообразных оттенков и блеска. Приглашенные сюда уральские гранильщики начали огранку камней для колец и брошек из искристых и цветистых сердоликов и яшм.

Станция метро 'Парк культуры' облицована светло-серым лопотским мрамором Грузии
Станция метро 'Парк культуры' облицована светло-серым лопотским мрамором Грузии

Много нового дает и Кавказ. Славились в далеком прошлом кавказские камни. Из черного, подобного дереву, гагата вырезывались четки и крестики; для украшения церквей и гробниц ломали мраморный оникс в труднодоступных горах Ахалцыха. В окрестностях Тбилиси пытались добывать агат и серебристый обсидиан. Но все это было ничтожно по сравнению с грандиозностью кавказской природы, богатствами края и культурными нуждами населяющих его народов.

Последняя четверть XIX в. обогатила нас новыми прекрасными сортами кавказских камней. Здесь было положено начало крупной добывающей промышленности. В Тбилиси была организована специальная мастерская по огранке и шлифовке местного камня. Ее обслуживали местные мастера-камнерезы. Спуститесь на станцию "Киевская" московского метро, сооруженную в 1937 г., и вы увидите один из замечательных камней Кавказа - мраморный оникс* - редкий просвечивающий камень горячих дыханий давно угасших вулканов Закавказья.

* (После Отечественной войны при реставрации он был заменен розовым газганским мрамором. - Ред.)

Посмотрите на замечательные новые здания в Тбилиси или в Ереване, где применены туфы всех цветов и расцветок: то фиолетово-красные, то желтые, то с тонким слоистым рисунком бурых, желтых и палевых тонов.

Посмотрите на мраморы Северной Осетии, Армении и Грузии в различных сооружениях Москвы, Баку, Тбилиси, и вы увидите богатую гамму тонов, начиная с ценнейших черных мраморов, напоминающих старинные французские камни Пиренейских гор, и кончая просвечивающими розовыми камнями, как бы окрашенными заходящим солнцем юга.

Кристаллы топазов Волыни. Украинская ССР
Кристаллы топазов Волыни. Украинская ССР

Наряду с этими новыми декоративными строительными камнями крупные месторождения хорошего поделочного агата обогатили ограночную промышленность и влили в нее свой прекрасный материал. Длинный список месторождений агата показывает нам, как широко распространен этот камень среди изверженных пород и туфов Закавказья. А его высокие технические качества позволяют широко применять его не только для ювелирных изделий - бус, брошек, колец, но и для точной механики - для ответственных деталей в весах и буссолях, для трехгранных призм точнейших химических весов. Закавказский агат заменил бразильские камни и дал русской технике прекрасный и высококачественный материал.

Много новых прекрасных декоративных камней дала нам и Украина. Можно даже не говорить о ее разнообразных сортах гранитов и гнейсов.

Вот картина замечательных камней Украины: темная, со сверкающими синими глазками лабрадорита облицовка домов на улице Дзержинского. А исторический мавзолей В. И. Ленина со своими замечательными сортами камня - украинских габбро, темно-синего и светло-серого лабрадорита, разнообразных гранитов и гнейсов - показывает, как глубоко может выражать камень одновременно и величие и скорбь, и вместе с тем бурный радостный день новой жизни.

Украина подарила нам не только превосходный декоративный и строительный камень. Среди пашен и полей ее волынского раздолья были открыты замечательные пегматитовые жилы с темными, почти черными дымчатыми кварцами и голубыми, золотистыми или бесцветными топазами.

То, чем раньше мог гордиться только Урал, теперь найдено и на Волыни. И специальные хозяйственные организации начали крупную добычу этих ценных полезных ископаемых. Десятки тысяч каратов прекрасного прозрачного топаза сочетаются с многочисленными изделиями из дымчатого кварца и горного хрусталя.

Ожили и камни нашего Севера. В городе Кировске Мурманской области была организована специальная мастерская, которая готовила мелкие поделки из местных цветных камней - из брекчиевидной красной яшмы Хабозера, из кроваво-красного с фиолетовым оттенком эвдиалита, из гранатов кианитовых месторождений Беломорья, из белого или кремового мелкокристаллического доломита станции Титан. Пройдет немного времени - и из Кировска, выросшего в Хибинских тундрах, будут поступать сверкающие лунным блеском броши из дивного беломорита и зеленого мончикита Хибин, полирующегося не хуже, чем яшма.

Самоцветы: три аметиста и два кунцита (первый ряд); сапфир, кианит, циркон, звездчатый сапфир, аквамарин (второй ряд); два изумруда, демантоид, турмалин, перидот (третий ряд); янтарь, топаз, берилл, хризоберилл, желтый сапфир (четвертый ряд); гранат или пироп, рубин, шпинель, турмалин, топаз (пятый ряд)
Самоцветы: три аметиста и два кунцита (первый ряд); сапфир, кианит, циркон, звездчатый сапфир, аквамарин (второй ряд); два изумруда, демантоид, турмалин, перидот (третий ряд); янтарь, топаз, берилл, хризоберилл, желтый сапфир (четвертый ряд); гранат или пироп, рубин, шпинель, турмалин, топаз (пятый ряд)

Наряду с ограночными и поделочными камнями наш Север раскрывает все новые и новые месторождения крупных декоративных и строительных материалов. Это замечательные гранит-порфиры Мурмана с красивыми глазками полевого шпата, это белоснежные просвечивающие доломиты, это самые разнообразные гнейсы и диабазы серых, красных и черных тонов.

И все эти новые материалы дополняют старый список декоративных камней нашего Севера, которые еще с середины XVIII в. снабжали "Северную Пальмиру" своими яркими красками. Среди всех этих старых декоративных материалов одним из самых прекрасных и самых художественных был и остается тот нежно-розовый доломитовый мрамор Тивдии с Белой горы в южной части Карелии, старинные ломки которого давали замечательные пластины для внутреннего убранства дворцов и храмов. Трудно найти материал более мягких и нежных тонов, который создавал бы более гармоничную картину, чем розовый мрамор Белой горы в зале Русского музея или в Исаакиевском соборе, где он сочетается с итальянскими мраморами ярких расцветок.

Прекрасен и красно-розовый гранит с Валаамских островов Ладожского озера с его причудливыми волнистыми полосами, который украшает сейчас цоколь гостиницы "Москва".

Не входите в гостиницу, а медленно обойдите ее вдоль по фасаду... и перед вами раскроются замечательные картины далекого прошлого карельской земли.

Мощные пегматитовые жилы внедряются в древние измененные осадочные породы; они пропитывают их своим дыханием, разветвляются на мелкие веточки, застывают в виде целых стволов из более светлого камня с темной биотитовой каймой. Здесь, на фасаде гостиницы, можно изучить природу гранитных расплавов и в дивной красоте этих гранитных блоков можно разгадать великие законы расплавов, которые управляли кипением и охлаждением гранитных магм земных глубин... полтора миллиарда лет назад. Но пойдемте дальше в нашем беглом обзоре новых районов цветного и декоративного камня, открытых в стране за последние годы.

Даже наша Русская равнина и великая равнина Сибири начинают открывать тайны своих каменных богатств.

Мраморовидные известняки Москвы, Подольска, Шамардина или Тарусы, гипсы и ангидриты Татарии говорят о том, что еще много прекрасных камней и пород таится в недрах, что ничтожно мало средств тратила царская Россия на познание каменных богатств и слабы были ее научно-исследовательские силы, беспомощна техника овладения глубинами.

Перейдем к Средней Азии. Когда в 1925 г. я составлял обзор самоцветов и цветников среднеазиатских республик, то краток был намеченный мной список и чрезвычайно скудны наши знания о них. А между тем сейчас мы уже знаем замечательные декоративные материалы, открывающие новую страницу в использовании камня нашей Родины.

Вот желваки нежно-розового гипса из окрестностей Красноводска на Каспийском море. Они по качеству не хуже лучших алебастров окрестностей Пизы и Сиены в Италии, но они поразительны по своему цвету. Такого камня я не видел еще нигде в мире.

Вот слоистые сталактитовые натеки пещер Средней Азии, напоминающие арагонит из горячих источников Чехословакии и дающие ценный материал для мелких поделок.

Вот синий лазурит, найденный впервые на снежных вершинах Памира, вот прозрачный, как слеза, горный хрусталь из труднодоступных долин Бартанга; вот темные дымчатые кварцы и светлый амазонит из пегматитовых жил Тянь-Шаня. Все эти камни - материал для будущей камнерезной промышленности Средней Азии.

Но слава сегодняшнего дня не в них, а в замечательных мраморах Газгана, открытых в хребтах Кызылкумов. Трудно назвать другое месторождение, которое превосходило бы это по грандиозности запасов, по величине блоков, по легкости их выламывания, а главное по красоте и нежным переходам тонов и оттенков - серого, желтого и розового. В отдельных образцах этого замечательного камня нежность желто-розовых переходов напоминает знаменитый белоречит Алтая. Но в то время как твердый белоречит очень трудно поддается обработке, нежный газганский мрамор открывает исключительные возможности не только для декоративного искусства, но и для тонкой скульптуры и даже для своеобразной монументальной глиптики. Изучив слоистую окраску камня, художники-скульпторы Ташкента уже сумели дать единственное в своем роде произведение крупномасштабной глиптики, украсив новый ташкентский театр замечательным барельефом, вырезанным из нежного газганского камня.

Если добавить еще, что под самым Ташкентом найдены месторождения своеобразных офиокальцитов, дающих при полировке рисунки весеннего ландшафта, что в разных местах Тянь-Шаня открыты весьма декоративные конгломераты и брекчии, то можно сказать, что камнерезная промышленность Средней Азии имеет чудесный материал для своего развития.

Не меньшими богатствами обладает и наша Сибирь. Здесь настоящее царство агатов, сердоликов, сардеров, яшмы, гелиотропов, плазмы, полуопалов, кахолонга и самых различных разновидностей халцедона и кварца. На пространстве в миллионы квадратных километров вымываются эти камни из вулканических покровов черных траппов Восточной Сибири. Еще совершенно не оценены и не использованы сказочные богатства агатов северных рек, сравнимые, пожалуй, лишь с агатовыми богатствами нагорий Декана в Индии. Вот как красочно описывал эти места минералог П. Л. Драверт в 1923 г.:

"Надо самому побывать хотя бы в одной из упомянутых областей, чтобы проникнуться красотой берега реки, усеянного агатом. Неизгладимое впечатление оставил у меня в памяти Вилюй после трех моих путешествий по нему (1907, 1909 и 1916 гг.).

Помню, как впервые вместе с моим товарищем по Сунтарской экспедиции мы бродили по широким песчаным косам Вилюя, несколько выше Сунтара. Отлогость берега всюду, куда хватал глаз, была покрыта гальками белого и желтого халцедона, мохового агата, оранжево-красного сердолика, зеленой плазмы, кусками и окатышами разноцветных яшм, кремней и полуопалов. А из полузасыпанных пластов юрского песчаника выглядывали большие (до двух метров) обломки окаменелых древесных стволов. Роскошь этой картины еще больше подчеркивалась яркими лучами солнца, горевшего на безоблачном осеннем бледно-голубом небе. Казалось, мы попали в какую-то сказочную страну... Между тем наши сумки уже не вмещали собранного материала, и мы, сняв свои походные чулки, наполняли их красивыми камнями... Вспоминаю я не менее интересную россыпь под г. Вилюйском, узкие, прерывающиеся бечевники извилистой, порожистой и скалистой Ахтарагды, просторные береговые террасы Лены под Жиганском и Киссюром, изрезанные сетью соляных ручьев щебневогалечные наносы Мурбая в системе р. Нюи и другие пункты, где всевозможные цветные разности кремнезема радуют зрение путешественника.

Часто эти скопления погребаются илом и песком или разносятся с весенним половодьем по новым местам. Так, в 1916 г., когда мне снова пришлось побывать в Сунтаре, я уже не нашел на прежнем месте столь обширной россыпи самоцветов".

Я заканчиваю на этом обзор новых районов самоцветов и цветных камней нашей страны. Я уверен, что к ним очень скоро присоединятся новые месторождения: россыпи Большого Пита на Енисее с их рубинами и алмазами; аметистовые миндалины Камчатки; замечательные сердолики и агаты Полярной Сибири и многие другие. Но это дело будущего - будущих поисков, будущей борьбы с природой и победы над ее недрами, а пока мы будем говорить только о том, что уже знаем и чем уже овладели.

Поэтому сосредоточим сейчас наше внимание на тех четырех основных районах русской каменной промышленности, имя которым - Урал, Алтай, Саяны и Забайкалье.

предыдущая главасодержаниеследующая глава






Разновидности жемчуга - или полезная информация для покупателей ювелирных изделий

Объяснено загадочное поведение минерала калаверита

Индийский рынок ювелирных украшений обгонит американский

Пять вопросов при приобретении бриллиантового украшения

История сапфиров: экспедиция к эфиопским месторождениям

Передвижная выставка о жемчуге из Катара

Как зародились редчайшие голубые бриллианты

Крупнейшую пресноводную жемчужину продадут впервые за 240 лет

Ложки, вилки, ножики… А в новой жизни - украшения

Лабораторные бриллианты занимают всё большую долю рынка

Советы ювелирного стилиста: выбор актуальных моделей женских колец

В 1905 году на руднике «Премьер» в Южной Африке добыт самый крупный в мире алмаз - «Куллинан»

Лабораторные бриллианты становятся популярнее

В Калининграде нашли янтарь весом более 3 кг

Муассанит: ярче бриллианта и крепче сапфира

На кувейтском острове нашли 3,6-тысячелетнюю ювелирную мастерскую

Сияющий опал: 10 удивительных фактов о самом красивом драгоценном минерале

Модный тренд 1950-х: ювелирные украшения, которые приклеивали к телу

Ювелирный этикет ношения колец: правила, которые необходимо соблюдать

Странные гигантские алмазы приоткрывают тайну состава Земли

Что хранится в королевской шкатулке?

Работу хабаровского ювелира приняли в постоянную экспозицию Эрмитажа

В Болгарии найден древний амулет из Китая



Rambler s Top100 Рейтинг@Mail.ru
© Карнаух Лидия Александровна, подборка материалов, оцифровка; Злыгостева Надежда Анатольевна, дизайн;
Злыгостев Алексей Сергеевич, разработка ПО 2008-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник: 'IzNedr.ru: Из недр Земли'